ТЕТРАДЬ ЕВДОКИИ

Перейти вниз

ТЕТРАДЬ ЕВДОКИИ

Сообщение  Admin в Ср Фев 01, 2012 9:30 am

ДЕВЯТЬ ЗАКРЕПОВ НА РАБСТВО
Закреп - еси полон душ человеческих. Закреп еси узы вековые, а ино и гробовые. Сих же мне закрепов ведомо девять.

Закреп первый
Честь на крест ворога.
Надобно имя, коим ворог крещён ведать, а над крестом же молвится:
«Яко (имя) крестом бременился, тако б ныне моей волей.
Яко (имя) пред иконой клонился, тако б ныне пред моими наказами.
Яко (имя) гнева божия страшился, тако б ныне мово слова.
Яко (имя) господу усердно служил, тако б от сих словес мене.
Тако б не бысть (имя) от бога прощения да от родных утешения.
Бысть то (имя) брошену многим людом исторгнуту.
Бысть(имя)мне верный раб, не помысла помыслить,
ни слова молвить противу не смел.
старицем не отмолить, родным не отговорить, бабке не отшептать.
покуда (имя) во древен гроб не ляжет, верну службу править будет.
Словесам сим ключ, а поделию купно замок.»
Крест разломить надвое да под порог ворогу бросить.

Закреп вторый
Закреп сей на вечный долг.
Надобно дать человеку, коего закрепостить надлежит вещь, либо деньги в долг. Притом, никакие признаки сей вещи не важны. Егда в руки тому человеку вещь переходит едино слово молвить надобно «закрепощаю». Во полунощь на перепутье трёх троп стать да трижды каждой тропе поклониться землекасательно и таков заговор творить:
«Азм есмь имя, зову-призываю помощь да пособь.
Со каждой тропинушки да по тридцать три беса,
придете на зов мой да пособите в деле чёрном.
Да взыщите вы с имя долг неоплатный, долг вечный.
Будьте вы мне пособники да сборщики.
За(имя)бродите, дань вечну требуйте, дабы сколь ни жил,
а всё бы должен был. Веком бы ему страдать,
да нощей не спать.
Всё бы мыслить о долге великом.
Веком был бы покорён.
СЛОВУ МОЕМУ ПОДВЛАСТЕН.
Все бы долгом сим бременился.
Яко же смерть примет, тако б душа его вам в уплату.
Замок - устав древний, а ключ - порука бесовская.
По век раба божия (имя) аминь».
На каждую тропку бросить пятак со примолвкой: «Подать за поделие». Так вершить от того дни три ночи. Да и конец тому делу.

Закреп третий.
Бесовска трапеза.
Сей закреп требует, чтоб тот, кого закрепащают пищу или питьё вкусил. Кабы и един раз, то довольно, а ежели всяк раз, егда в дом приходит то и вовсе славно. Будет после той трапезы человек во всяком помысле согласен и ладом жить. Чем более трапез, тем крепче единомыслие. Таков закреп на сильненьких человеков выгоден, егда тот человек буде пособник. На млад месяц во полуночь стол чёрной скатертью накрыть да на скатерть-то трапезу для того человека уготованну поставить. Да кроме той трапезы ещё четвертную водки да кус чёрна хлеба. Да на всё то молвить:
«Аз имя призываю на порог помощников да пособников,
на слово идите, плату возьмите да с тем уговор,
дабы (имя)сея трапезы вкусившы, хоть малу долю,
буде мене во всём единомыслен да покорен.
Тако нощь сею трапезу благословеньем бесовским освятите
да крестом чёрным окрестите,
тако бы вкусил раб божий (имя) на славу сил тёмных.
Тако быть бы ему со той трапезы во всяком деле согласну.
Замок-уговор, а ключ поделие.
По веки вечные аминь.»

На другую полночь на перепутье кус да водку отнести да с таковой примолвкой: «Дань отдаю, уговор закрепляю». После до нова месяца таковы же трапезы, коли будут бесы благословляют без дани. А сею трапезу до восхода оставить на столе, а после и угощать. Тако обряд свершён.

Закреп четвертый

На земь погостну. На стар месяц на заре вечерней на погост идти. Да там могилку найти да чтоб без имени. Да на той могиле три монеты оставить со примолвкой: «дань за пособь». Поклониться до земли да землицы, взять столь горстей, сколь годков крепостному. Притом же таковы словеса говорить:

«Земь покровом усопшему да безвестному.
Яко смертушка волю его сломила, тако б сломить ему волю (имя).
Яко же имя мне поклониться, яко наказам моим подчинится,
тако житии имя с сего дни да три годочка.
А ежели имя силе моей не склониться,
тако б участь ему скорбная, доля мёртвая.
Возьми к себе безвестный непокорного. Аминь.»

Со погоста со той землицей уходить. А во полуночь на её говорить:
«Земь гробовая, будь ты имя бременем вечным.
Кабы под сей тяжестью не сломится,
Тако и смерти сподобится.»
Сказать это трижды, а после по горсти 13 зорь вечерних ту земь под порог крепостному носить. Да остаток в соль смертну да на хлеб ту соль. Да в обувку ему також. Дело и свершится и будет раб три года.


Закреп пятый

Сей закреп на службу сроком пять годов. Потребен влас крепосного нить чёрна шерстяная да нить шёлкова также чёрная. Шерстяну до времени оставить, а шёлкову на могиле зарыть. Надобно на погост прийти во полуночь на млад месяц да прежде того там могилу найти без имени. Той могиле с данью земно поклониться, а для дани годна любая кладь съестная. Хоша кутья, хоша блины, да и хлеб чёрный. Надлежит у того покойника спросить согласия, чтоб нить-то шёлкову на его могиле на девять дён зарыть. Того ради, егда класть дань, то таков заговор честь:

«Дань с уговором кладу, во деянии чёрном пособи прошу.
Прими ты от меня дань со поклоном да благослови нить мою шёлкову,
да чёрну, рабу (имя) на погубление, на пять годов крепости,
яко раб имя служить мне не станет,
тако нить черна его в гроб утянет.
Благослови нить сею благословеньем на девять дней да девять нощей,
Да сроком крепостным на пять годов.
Уговор-замок да могила ключ.
По веки вечные аминь.»

Нить ту в земле оставить на девять дён. За нитью також во полунощь придти, девять монет на могилу положить со земным поклоном да таковой примолвкой: «плата за пособленье да девятидневно благсловенье.» Далее нить вырыть да домой идти. На другу полунощь взять влас, да две нити и свить в едину вервь. Егда свивать, то со таковым заговором:

«Вью совеваю для раба божия (имя) на пять годов крепостну петлю.
Власом (имя) сокрепляю нитью мёртвой замыкаю.
Быть бы имя во крепости на пять годов по веки вечные.
Аминь.»

Столь раз сие говорить сколь верёвку свивать. Яко человек не покориться тако ту вервь на перепутье оставить во полуночь чрез сорок дней для укрепления со данью четвертной водки бесам и таковым заговором:
«Се подношение за пособь. Мучить бы вам раба имя денно да нощьно, покуда долг не исполнит».
Уходить, а ежели вовсе извести неудобного крепостного надобно то чрез сорок дён на туже могилу идти, где нить шёлкова была зарыта. Идти надобно во полунощь и без дани. Со поклоном такую примолвку сказать: «прими к се живаго раба божия (имя). Аминь». Тако об этом деянии всё.

Закреп шестой

Сие закреп простой и ещё его зовут малым, яко закрепощает на един год.
Закреп сей на 13 колосьев. Во пору, егда колос полниться на закате пойти в поле да найти 13 полных колосков, их перевязать чёрной нитью да завязать девятью узлами, а при этом говорить:

«Мати земь, еси кормилица,
даждь ты мне тринадцать детушек-колосков.
Яко колос под бременем те мати зем кланится,
Тако бы и раб божий (имя), мене кланялся земно.
Сроку тому до нова полна колоса. Аминь».

Затем из пшеницы со тех колосьев да со иных хлеб сотворить. То и взять свеж короб, либо каравай да разделить на четверо.
Первую часть на восходе во то поле отнести да со поклоном заговор молвить:
«Мати земь, те от мене благодарение за ладен сговор».
Уходить.
Вторую часть высушить до поры.
Третью крепостному скормить, а прежде на неё наговорить:
«Хлеб-батюшка буди мене во чёрном подели пособник,
яко вкусит раб божий (имя), тако помысел его возьмёт,
дабы мне поклониться, яко колос полевой».
Четвёртую - на перепутье во полунощь також со поклоном:
«Бесы помощники, верны общьники вам дань, а мне пособь.
Во чёрном подели пособите волю раба божия отнимите.
От сего дни до нова колоса. Аминь».
Хлеб, что во дому егда засохнет, будто камень, то и обряд в силу войдёт.

Закреп седьмой

Закреп - кольцо рабства. Се закреп на полвека. Творить сие через кольцо. Злато ли серебряно различий нет, да только сие кольцо без каменьев быть должно. То кольцо подарить надобно, да чтоб крепостной носил денно и нощно 12 дён. Творится же обряд сорок дён. Во полунощи на стар месяц воды ключевой взять, да в чашу с той водицей кольцо бросить с наговором:
«Мати водица, яко смываешь ты всяку скверну со вся тварей земных,
тако смой лихо со кольца сего. Аминь».
До восхода так оставь ,а после в чёрную тряпицу на день убрать, да и в другие дни також поступать. Во ину полунощь се кольцо обвить тремя власами своими со примолвкой:
«На сродство да на помысел един.
Яко бы едина глава разладу со помыслом не ведает,
Тако бы и раб божий (имя) вовек со мной разладу не ведал. Аминь».
Сие кольцо в эту ночь в изголовие класть. Далее, на иную опять полунощь стол чёрной скатертью покрыть, да на стол чёрного хлеба кус и четвертную водки, и то подалее поставить, а кольцо же к себе близь положить. Таков далее заговор:
«Благословите бесы ,вещь сию на службу долгу,на потвору верну.
Яко бы дар мой ,раба божия(имя), во крепости держал.
Яко, ащё кольцо на персте раба божия (имя) бысть,
то и (имя) цепью нерушимой на полвека скован.
Дань кладу - уговор скрепляю».
Кольцо то вновь во тряпице чёрной остаток до сорока дён держать, да чтоб в изголовье было. Водку да хлеб чёрен отнести на перепутье со примолвкой: «Дань плачу-уговор сокрепляю. Кровью подтверждаю». Капнуть несколько капель на земь: «Дело замыкаю. замок то уговор бесовский, а ключ - дань полунощна. Аминь». По концу срока кольцо подарить да в мыслях содержать: «Цепь те во кольце (имя). Крепость во даре. Аминь». Тако дело свершено.

Закреп восьмой

Сей закреп на замок да вещь. Надобно вещь сею в дар крепостному дати. То буди плата за волю. Закреп сей сроку не велает. Сокрушится сила его от трёх причин: перьва, что замок утратится, вторая, сто крепостной сего света преставится да третья - смерть сее творящаго. Замок-то надобен на три проворота да вещь, дабы многоценна и крепостному потребна. Надлежит, чтоб вещь при нём неотлучно сорок дён пребывала. Творити же тако потребно: во полунощь да на полон месяц стол чёрной скатёркой покрыть, либо платком чёрным да на то поставить зелена вина полуштоф да хлеба чёрна кус да малый коробок, а во сей коробок сорок щепотей соли бросить. По леву от сего сторону клади замок да со ключами и вещицу что в дар назначена.да на всё то наговор сорок раз говорить потребно таковой:
«Яко русь бысть от князей ставлена,
тако бысть во руси наказ княжеский да царьской,
егда продаждь волю свою,то и бысть по век во крепости.
Аз (имя) ныне се свершаю да волю кровию сокрепляю.
А во пору полунощну, сокликаю я се во совет да во свидетели,
во общники да пособники рать бесовскую,
а числом та рать четыредесять.
То и приди же ты рать бесовская да числом четыредесять.
Да прими наказ во утверждение волю раба божия (имя) во закрепощение.
До гроба бы мне служил да покорён был.
Чрез дар сей от мене его воля отьемлется,
да чрез пособь рати бесовской сокрушится.
Дань – зарок, преданье - уговор.
Поделие полунощное – ключ, да грамота княжеска замок.
Перьвый проворот, (провернуть ключ в замке),
сорок дён срок.вторый проворот - конец гробом кладу.
Третий проворот - бытии по слову сему.
По веки вечные».
Вещь на иной день во дар принести, а дань на перепутье ту же нощь отнесть. Замок век от глаз хранить во сундуке, егда проведает кто- сокрушится поделие.

примолвкой: «Егда бысть у мене сия грамота, то бысть крепок уговор». Ту грамоту хранить до конца дён. Да втору-то грамоту во пещь бросить со примолвкой: «Бесам наказ посылаю». Тако и дело свершено.

Закреп девятой

На берестяны грамоты, то порука бесовска. Сроку не знает, равно как и меры. Хоша век крепость, а хоша душу бесам в дань. Творится тако: на двух берестинах едину грамоту списать, кровью во конце печать ставить. Перьвую бересту во сундук сокрыть, а вторую грамоту во пещи растопленной сожечь. Грамота же такова:
«Аз есмь (имя), древним заветом от зачала света белого до гласа трубна, прошение сие утверждаю....пиши имя да условия крепости, делу кровь порука да стар уговор. Указ пещи поверяю».
Печать кровну ставь. То бери перьвую грамоту, что во сундуке лежать станет. Да на ея також печать со примолвкой: «Егда бысть у мене сия грамота, то бысть крепок уговор». Ту грамоту хранить до конца дён. Да втору-то грамоту во пещь бросить со примолвкой: «Бесам наказ посылаю». Тако и дело свершено.

ЗАЗЫВЫ ПРОСТЫЯ.

СИХ ПРОСТЫХ ЗАЗЫВОВ СУТЬ ТРИНАДЕСЯТЬ. ПОТРЕБНЫ ЕГДА НАДОБНО ЧЕЛОВЕКА КОЕГО КО ПОРОГУ ПРИВЕСТЬ ДА ТОЙ ЧЕЛОВЕК ЖИВ И НЕ В ДОЛГЕ ОТ ПОРОГА СЕГО,А И ТО ПОРОГ ВЫСОК МНИСЯ.
ЗАЗЫВ ПЕРВЫЙ НА ЛУЧИНУ.
ПО ВСЯК ЧАС ТВОРИТЬ МОЖЕ,ЯКО ПО ВСЯ УДЕЛЫ МЕСЯЦА.
"ЦАРЬ ОГОНЬ ,ВЗЕМЬ ОТ МЯ ВЕСТОЧКУ МАЛУ ДА ВДАЙ ВО СЕРЬДЦЕ РАБА БОЖИЯ ИМЯ. ПРИИЩИ ЖЕ, ЦАРЬ ОГНЬ ПОРОГ РАБА БОЖИЯ ИМЯ ДА ПРИИЩИ ЕВО ГОРНИЦУ,ДА ПОЕМЛИ ЕВО РАЗУМ ДА ВДАЙ ВЕСТЬ СИЮ ВО СЕРЬДЦЕ .ДАБЫ РАБ БОЖИЙ ИМЯ,ДО МОВО ПОРОГА СТОПЫ ПРАВИЛ. РАЗУМ БЫ ЕВО МУТИСЯ, СЕРЬДЦЕ БЫ ЕВО,ТРЕПЕШЕ,ДОКОЛЕ МОМУ ПОРОГУ НЕ ПРЕДСТАНЕТ.ОТ СЕГО ЧАСА ДОКОЛЕ ДЕЛО ИСПОЛНИСЯ. ЯКОСТУПИ РАБ БОЖИЙ ИМЯ НА ПОРОГ,ТАКО МОРОК СЕЙ РАСТОРГНИСЯ. ПО ВЕКИ ВЕЧНЫЯ АМИНЬ.





ЗАЗЫВ НА МИЛОГО.

коли сотворить сие намерь возымел.то блюди сие преднаречение.соблюдёшь-царь в судьбине своей станешь.выкликом того,кто мил.позовёшь,да чрез горы скакуном лихим пойдёт. в любой день когда силищу чуешь в жилах да в душе своей.то ход твори туда,где рост осиново дерево даёт.там щепотину с корой аль без неё ножиной срежь.а коли отсечёшь,тогда промолви сказом своим:" кружиной ходить , даль далёкая , чёрной дорожиной ,всумять ход то душеньки,таки душу,тело,дух чрез осиновищу(имя)к(имя)выкликаю.аминь." заречь сии словеса,путь домой держь уразумерный.да глаз обратно не кидай,ежели возле осины что учуешь.ходи домой. дома скатерть аль кусок чёрен,что сшит,тканище стели.да свечи две чёрного окраса поставь.восжги огонь на свечинах тех.перед свечами клади кусок верёвкины да мотань нитьевых с двумя иглами под ручиной имей.портретину аль вещину клади между тех свечей.да угляди на всё енто и возопи гласом негромовым,а размерным.молви сие 3раза:" взываю кликом души своя,понесись сии словины вихрем чёрным,да пыль аки туман поднимайте,да та пыль пусть закатину затмю света лишает,да в туман пущай обрящается пыльно облако,да из того облака да туманища я дорог ведателя вызываю.он дорожины живые да дорожины смертью отмечу хоронит,он людские души да телеса не ети дорожены погоном гонит,подстегает.иных в разны стороны,иных вместе сводом сгонят.любви он людской потворитель,дорожин вместе тоской единявши сотворитель.коль невидан кто,того пущай гонит,через семь окианов,семь рек(имя)к (имя)гонит,через семь озёр и семь омутов(имя)к(имя) тянет.что семь лугов то тоска неуёмная в сердце(имя)засела,да его к (имя)тащить стала да не устала.семь дорог ходом своим в круг,сойтись етим дорогам неразойтись,токмо чтоб исполнено.ты дорог людских ведователь. через семь земель,семь небесов семь адовых кругов,семь ликов преисподних веди ,погоняй душу из(имя)вырывай.пусть покоя ненаходит по путям твоим бродит.ходом свой путь пусть держит да путём сим пусть к (имя)идёт.семисильными словесами заклинаю,душу,тело,дух(имя)к(имя) вызываю.дорогам не разойтись.аминь." в иголку нить втянуть что в одну что в другу.да прошей 13 разами тот верёвкин кус-одной с одного конца,другой с другого.да каждый прошив сквозь верёвищу то молви:" дорожиной через дорожину,бесовской дюжиной ты(имя)погоняем к (имя)дорогой сопровожаем.аминь."когда прошив сотворил,то твор следом.обе иголки что чрез нить свою на привязи болтаются да на верёвкине уживаются,ты их в осиновый кус то воткни,да пусть торчком торчит.да коле воткнёшь,возреки:" осинища,дюжины бесовской силища,тобой подкркпляю,(имя)к(имя)вызываю.их дорогам крестом сойтись.семь дорожин-круг один.аминь." положь всё это на портретину аль на вещину.пущай лежмя лежит до дня что следом настанет.а на след дневальник возьми да на перекрест отнеси все,что творилось кроме портретины иль вещины.а остальное оставь да изреки:" через семь дорог спехом спешить,(имя)без телеса(имя)животка не иметь.аминь." ход домой спешком твори.коль творил всё как указом дано,то всё ладно пойдёт.появится милок.



ОБРОК ДОЛГОВОЙ.
аще еси человецы,кои долгом бременились да добром возвернуть не желают,то в потребу приходится,коли здравие,либо счастие во оброк со тех человеков взять.ежли много дён минет,а ино и годов ,то душу должника во оброк требовать вправе.того ради тако поделие вершится: во плат чёрен да хлеба чёрна кус клади да во пустыре любом на земь брось со наговором:" во белом свете,еси град чёрен ,от люда сокрыт,яко бесам домовина,то выкликаю я имя из града чёрна се пособника,во подели общника.а буди ты мне пособник да общник,яко данью те кланяюсь.данью кланяюсь да пособи прошу,а возыми ты со раба божия имя оброк велик долгу стократ.а поруши ты все имения имя,да отыми спокой во день да во нощь.те дань со поклоном,а мене оброк со имя стократный.по веки вечные.аминь." то придёт чрез сие от должника стократно добро.



Заговор от всякия порчи на низку кошачьево зрака, (глаза).
Сице заговор, то укреп от всякия порчи на низку кошачьево зрака. «Сколь камени в низке буде, столь порч на ся приемлет, егда же предел ея силы , тако расторгнется. Сице на памяти содержати надлежит, чесо всякая порча, едина иной не чета, но мнози низка всё едино отведёт. Честь во полунощь четыредесять раз, яко преже на свещу. Поделием полунощныим словесе крепкым, заговариваю аз, сии камени, быть бы укрепом по вся порчи напуском на имя, быть бы заступой от поделия погостнаго, болотнаго, от яствы заговорённаго, от словеси худого, от мороку всяка, на ветер причётом глаголемого, на воду шепотом молвлена. От сих словеси да по веки вечныя аминь.»



Привязка на дружество. На низку со златаго камени, (хризолит).
Егда потребно коего человека к се привязать, сердце ли желает точию выгоден, тако сие може чрез сей злат камень. Сколь в низке буде камениев, столь лет сильна привязка. Дружество же еси чисто от всякия пороков зависти, лукавства, ниже лжи. Творити заговор на повечерии, тако же на едину свещу да четыредесять раз на киеждый камени.
«Во сокрытом царьстве да во потаённом государьстве, еси престольныя град. Во престольныим же граде еси чертог царьской. Да яко вси во сем чертоге царьском зело украшено златом, сребром да драгим камением, а се злато, сребро да драги камения еси дар ведовской да на людску потвору. Яко вниду аз во чертоге царьския да приступлю ко престолу государьскому, поклонюсь-то царю земно да со таковым до ево прошением: еси ти царь, премудрый государь, надели ти камения сии златы силушкой ведовской, дабы кой человек я при се содержати буде, сице людия до ево с велием бы дружеством прихождаше, несть бы меж я кой завидит, несть кой злобу емлет, несть кой корысть помянет, несть кой лукавствовати восхощет и несть хулу напрасну сеюща, и несть раздоры творяща, и несть кой навет клеплет, а еси други добрыя, старьцы да молодцы, старицы да молодицы, еси кой ведает, то и лад емлет. А бытиь сему толико лет, колико во сея низке камениев. Ключ уговор да поделие замок. В век века аминь. сице едино аще бы на очарование творити, людия согласни буде посему.»




Заговоры на погостну воду.

Еси разныя заговоры на погостну воду. Вся сии заговоры на порчи многоразличныя, ино смертны, а ино на хвори творимыя. Егда може ворога погостной водицей поить, то иного не надобно, кроме заговора на водицу сию. Ея же, сиесть водицу погостну, може сорастворяти со иной коей водой точию питием, вмале во сие питие водицы погостныя примешав. Много ли мало сей погостной водицы во питии буде несть различия, аще же може и вовсе сей погостной водицей едино поити ворога, то зело удобно, егда на смерть порча.



Заговор дабы кровь во телеси стыла да ко главе клубком вся прихождаше, (вероятно инсульт).
Честь же сей заговор двунадесять раз во пору егда солнце заходит. Честь же на водицу погостну да после ея водицу може с вином чермныим, (красным), сорастворити и ворогу испить даждь. Заговор же таков: мати водица, ведомы те человеки мертви. Сии-то мертви человеки, по земи не хождаше, словеси не глаголют, руцы я не подъемлются, нози я не ступают, кровь я не обращся, тако бы и раба божия имя, како вкусит тя, мати водица, по земи бы ея, рабе божией имя, не ходити, рук бы не подъемлети, нози бы не ступали, а и кровь-то во телеси буде хладна да ко главе бы вся клубком приступи. Слово моё крепко николе порушися, молитвами не съять, заговоры не отговорити. По веки вечныя аминь.



заговор дабы ум да память отъяти.

Сей-то заговор таже на водицу погостну честь да точию во полунощь. Молвити же тринадесять раз. Мати водица, знаемы те мертви, яко сии мысли во умах николе содержат, тако бы и рабе божией имя ни коей мысли на уме не держати, яко мертви памяти николе емлют о сродниках, ниже о живых людиях, тако бы и рабе божией имя, сродников да знаемых человеков с памяти истребите. Яко мертви не разумеют идее пребывают, тако бы раба божия имя не разумела ни жила, ни кто еси. Яко мертви мороком прихождаше да живых человек, тако приступились бы до рабы божией имя, вси бы обращся да ум ея кружити. Сим словеси недоговору, ниже переговору несть. По веки вечныя аминь.


заговор на смерть.

Молвити во полунощь четыредесять раз и сию водицу неможно с чем сорастворяти. Мати водица, знаемы те мертви, хладны да недвижимы, очи не взирают, уста не глаголют, руце не подъемлются, нози не ступают, сердце не трепещет да и разум не мыслит. А пособи же ми, мати водица, соизыти бы рабе божией имя, ко погостныим жителем, дабы рабе божией имя быте хладной да недвижимей, устам бы ея глагола не молвить, рука бы ея не подъемлеть, нози бы ея не ступали, сердцу бы ея не трепетати да и разуму-то не мыслити. Несть же сему заговору не преговору, не недоговору по веки вечныя аминь.



заговор дабы речь ворога отъяся.

Сей-то заговор по захождении солнечном молвить. Честь-то тринадесять раз с многоразныим питием сорастворяти може. Мати водица, знаемы те мертви, яко я словеси не глаголют, уст не отверзают, знаемы те гробы, веком не растворими, знаемы те камени погостны, ни едина глагола не молвят. А пособи ти, мати водица, ми во поделие чёрном, дабы раба божия, яко мертви глагола не молвила, яко гробы уст не растворяла, аще бы растворяла, тако словеси не исторгала, яко камени речей не говорила. А буде словеси моя крепкы. Доколе мертви словеси молвят, доколе гробы я растворятися, доколе камени погостны речи сказывати станут, дотоле не испроврещи сего заговора. Несть сим словесим не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор дабы ворогу очами николе не зрети.

Честь во полунощь, тринадесять раз да водицу сию с чем потребно сорастворяти може. Мати водица, знаемы те мертви, яко пребывают я во велией теми, тако рабе божией имя вживе во теми пребывать, яко гробы я не растворятся, тако б очи рабы божией имя, вовек не растворилиса, яко я равны днесь да нощь, тако бы рабе божией имя ста. Словеси моя крепкы, поделием полунощныим. Доколе же гробы растворися, доколе мертви очи разомкнут, доколе из гробов соизыдут, дотоле крепок сей заговор. Несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор дабы сердце остановити.

Молвить четыредесять раз, во полунощь да сию-то водицу сорастворяти неможно. Мати водица, знаемы те мертви, яко я сердца николе трепещут, кровь николе обращся, дыхания же николе несть. Тако бы у рабы божией имя, сердце николе трепетало, кровь николе обращся, дыхания николе несть. Пособи ти, мати водица, ми во подели чёрном, остуди у рабы божией имя кровь кипучу, останови сердце скоро. Дабы вмале времяни во гроб ея соизыти. Несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор дабы дыхание остановити.

Сей-то заговор молвить четыредесять раз по захождении солнечном. Сию же водицу сорастворяти неможно. Мати водица, знаемы темертви, яко я дыханием не колеблемы, яко во гробех дыхания несть, яко камени погостны дыхания не емлют, тако бы раба божия имя, дыханием николе поколеблется, дыхания же и несть, а и яко камени погостны, потребы во сим николе емлет. Пособи ти, мати водица, ми во подели чёрном, приведи рабу божию имя, вмале времяни ко гробу. Доколе мертви из гробов не восстанут, доколе дыхание я не обновитися, доколе камени погостны дыхания не емлют, дотоле не испроврещи сего заговора.. несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор дабы слух отъяти.

Сей заговор честь во полунощ, тринадесять раз. Водицу же с чем потребно сорастворяти. Мати водица, знаемы те мертви, яко ни един слышати николе не може, ни стоны , ни слёзы не ведает, ни птичья щебета. Тако бы и раба божия имя, николе могла послышати, ни гласа, ни крика, ни говора. Доколе мертви гласа не послышат, дотоле заговора сего не испроврещи. Несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор нечувствие навести, (паралич).

Сей заговор во полунощь четыредесять раз молвить. Водицу же сорастворяти неможно. Мати водица, знаемы те мертви, яко руце я не подъемлются, нози я не ступают, персты я не движуся, тако бы у рабы божией имя, руце не подъемлелись, нози не ступали, персты бы не чувствовати. Пособи ти, мати водица, ми во подели чёрном, дабы раба божия имя век во постеле изжила. Доколе мертви по земи не поидут, доколе руце не подъемлют, доколе персты обращати не ста, дотоле не испроврещи сего заговора. Несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



заговор дабы во ногах силу отъяти.

Сей заговор молвити тринадесять раз по захождении солнечном. Водицу же сию с чем потребно сорастворяти може. Мати водица, знаемы те мертви, яко я со гробов не восста, по земи не хождаше, яко я во гробех лежат, вовек не поидут. Тако бы раба божия имя, по земи не ходити, нози бы ея отъяся. Пособи ти, мати водица, ми во подели чёрном, отыми силу во ногах рабы божией имя. Доколе мертви из гробов не восстанут, доколе по земи не поидут, дотоле не испроврещи сего заговора. Несть сим словесим не переговора, не недоговора. По веки вечныя аминь.


заговор дабы ум вмале времяни мутить, (обмороки).

Мей заговор молвит иринадесять раз по захождении солнечном. Водицу же с чем потребно сорастворяти може. Мати водица, знаемы те мертви, сень-то отъяся от телеси я да по нощи мороком по земи хождаше. Пособи ти, мати водица, ми во подели чёрном, яко исхождаше сени из гробов телеси своя, тако держати бы им путь до рабы божией имя, дабы ея мучати, ум ея мутить, сердце щепить, память отымать. Словеси моя крепкы. Несть сим словеси не переговору, не недоговору. По веки вечныя аминь.



Порча, дабы человек по вся время во долгах ходил.

Сея порча, дабы сколь человек во долг не занимал всё бы попусту шло. Сему человеку петля долговая да со кручины маяться да по судам ходить. Того ради собери пустоцвет да высуши, а во заход в повечерие тако наговори:

Есмь цветик полон да мног, а еси цветик мал да пуст, такое си же и ти пустоцвет, покрой покровом свом домину раба божия имя. Дабы жизню пусту прожил, дабы закрома пусты бысть, дабы пуста долюшка пала. Яко те пустоцвет не полниться, тако рабу божию имя доли пустой не избыть. Во веки вечные аминь.

да ко порогу во полунощь бросить да таково примолвить:

Иди матушка пуста долюшка, те нова домина по век раба божия имя. Аминь.



Дабы мужа во гроб свести.

Мало сходятся по любви, а всё боле по долгу. Тако младой девице, егда кольцом вковы ставить, то расчёт ведать надобно: муж перьва добро оставить должен, дабы с сумой помиру по смерти его не пойти, а второ того мужа, коли не угоден во гроб свести не трудно. Вземь плат вдовий чёрен да аще преставиться кто, тако ко избе той иди, яко на разум вспадёт и плат разверни да во руцех держа таково молви:

Еси же ты вдовица, буде во подели сподручница, буде мене пособница, яко волюшку спознавала о судьбине вдовьей горевала, за гробом шла да скорби понесла, тако благослови ти мя на вдовью долю да на полну волю. Во твом-то плате ходить да судьбинушку разделить. Яко того мертвеца сорочины, имя мёртвого, раба божия ,имя мужа, день смертный. Аминь.

Дале сорок дён пост содержи да трапезы многи ставь благоверному, а егда за стол то един кус хлеба вкушай да во тайне дело держи. Егда спросит почто не вкушаешь, то хвори помяни. Аще ставлен стол бысть, то хлеб преломи да таково молви:

Мене глад, а рабу божию имя мужа, во гроб дорога верна да гладка. Сколь яствы не вкусить мене, столь годов не прожить рабу божию имя. Аминь.

После сорочин хвори мужа взыщут, едва полон месяц проживёт.



Дабы дух мертва во службу приставить.

Егда преставиться который человек да девятин доля по дому бродить, тако дух о пору ту удобно в послугу заключить в неволю. Для то короб осиновый вземь земи со могилы человека того да вещицу его прижизненну. Со стола поминального хлеб да таков малый гроб сорок нощей надлежит заговаривать. Над тем-то гробом таковы словеса сорок раз молвить всяку нощь:

Отлучаю я раба божия имя умершего, от гроба древесна, от свещ поминных, от молитв церьковных да от скорби сродников. Яко не внидет раб божий имя во чертоги небесны да тако ж не снидет до врат адских. Бысть рабу божию имя мене прислужником да пособником до часа суда страшна. Бытии всё рабу имя странником да порука мене перепутье. По веки вечные аминь.

Дале тот короб заколотить будто гроб да на перепутье во четыредесять перьву нощь зарыть. Да кроме, либо из гроба монету вземь, либо свой пятак оставь со примолвкой:

Бесам дань на пособь верну.

Тако и конец делу.



Дабы чету расторгнуть.

Аще потребно чету расторгнуть, дабы во разладе дни малочисленны прожили, для того, что в скорости после обряда сего един из них умрёт и чрез то расторгнется чета, посему не полезно сие творити, аще из четы чью жизнь сохранить надобно. Затем, что нет средства того изведать на которого смерть придёт да и избыть ея не придётся. Надобна земь со двух могил с именами супругов да чтоб могилы не общие на двух, а розные. Той землицы столь горстей вземь, сколь годов супруги вместе век коротали. Дале полыни да земь со полынью смешать да под порогом оставить. То и таков заговор на зем честь да на кажду горсть трижды:
Еси смерть на земи по век, то и узы живы расторгает, узы крепки разрубает, такое си ты землица могильна, ведать те судьбину имя и имя, дабы разрубить да расторгнуть чету сию. Те то пища да живица, а мене же воли совершение. Аминь.

Дале на траву полынь девяти раз таковы словеса молвить:

Яко еси ты полынь травица, яко же еси ти горька, тако бысть доля скорбна имя да имя. Сколь велия в те горечь, столь бысть мука имя да имя. Амнь.

Егда смешиваешь, то примолви:

Скорбь да смерть свожу да на долю рабов божиих имена. Аминь.

Егда то у порога оставишь то таково скажи:

Бысть совет да люба, а ести скорби да смерть. Аминь.

делу конец.




Рассорка.

Ежли чаша надвое расколота, хоша равно, а хоша и несть, то вземь водицы погостной да во ту чашу, а чашу у порога. Приговор на пусту чашу:

Бысть еси ти чаша полно да ныне разлад те в се учинён. Тако бы и раб божий имя да раба божия имя, меж ся разлад чинили. Егда бысть домина полна чаша, тако ныне разладилось. Аминь.

то и наполни чашу пред порогом со примолвкой:

Яко чаша водицы не сдержит, тако раб божий имя да раба божия имя, лада не сохранят. Яко водица мертва, то и лад во их домине мёртв бысть. Аминь.

слажено дело.



На даму пикову, дабы соперницу со бела свету извести.

Вземь блюдце чисто, бело да фарфору драгого, чтоб не бысть на ём изображений вовсе. На то блюдце клади красно яблоко, по леву руку ставь чашу водицы живой да бела хлеба кус, а сверьху же клади карту со изображением пиковой дамы да изображением-то вверьх. Вершится-то сие во полунощь да на стар месяц. А молвить при сем надлежит таков заговор:

Княгиня володычица, судьбинам правительница, вземь ти от мене дань малу да пособи во деле полунощном. Изведи ти до могилы тёмной разлучницу имя да иссуши ти ея, яко стебль травной. Древним уговором да исконной податью закрепляю. Ключ-то уговор, а замок же дань. Аминь.
Всё-то что на стол бысть ставлено оставить во месте пустынном со примолвкой:
оброк даю.





Дань подушная

Аще прошение ли потреба есмь, кою человецы исполнити не мочны, тако за пособью ко
вси твари Аду служащей пойти можно. За ту пособь дань надлежит, то душа человечска да чужая, на свою-то иное творится. На бересте пиши резцом таковы словеси:

аз есмь имя, жалую душу раба имя на вечную крепость тому-то

Хоша бесам, хоша князю погостному, хоша бы и водным ли лесным+ таки их- то называть. Дале ту грамотку кровью закрепить. Перьву букву имени кровью во конце написать. За тем же сею грамотку в земь зарыть рядом с местом, где пребывают нужные силы. С таковой примолвкой:

дань за потребу.

Тако и делу венец



Оброк долговой.

Аще еси человецы, кои долгом бременились да добром возвернуть не желают, то в потребу приходится, коли здравие, либо счастие во оброк со тех человеков взять. Ежли много дён минет, а ино и годов, то душу должника во оброк требовать в праве.того ради тако поделие вершится: во плат чёрен пятак да хлеба чёрна кус клади да во пустыре любом на земь брось со наговором:

во белом свете, еси град чёрен, от люда сокрыт, яко бесам домовина, то выкликаю я имя из града чёрна се пособника, во подели общника. А буди ты мене пособник да общник, яко данью те кланяюсь. Данью кланяюсь да пособи прошу, а возыми ты со раба божия имя оброк велик долгу стократ. А поруши ты все имения имя, да отыми спокой во день да во нощь. Те дань со поклоном, а мене оброк со имя стократный. Веки вечные аминь.

то придёт чрез сие от должника стократно добро



Обряд на яства. На почёт людской.

Аще ведомо где трапеза велика ставлена, хоша купеческа, хоша церьковна при ските инда таковы на их велики дни поставляют, а хоша бы иная чья, тако на трапезу ту, яко гость приди да тако сотвори. Егда станут по гостям яства ли брашна разносить да те поднесут, то тако молви малым гласом: еси вы яствы премноги да брашна разны, а подите от сего стола да от порога, имя хозяина, мене на стол да мене на порог. Сколь люда трапезу вкушает, столь мене во свидетели. От кажда яства бери ломоть малый да хлебов белых поболе возьми. Да кости, которы есть тож се бери. Егда совершится трапеза, то у ворот скажи: уношу почёт да власть раба божия имя. Аминь. Дале на перепутье ломти да кости брось: птицы многи да зверие лютое, вам от мене дань, а мене от люда почёт. Аминь. хлеб белый днесь иной раздать нищим да со примолвкой: хлеб в дань, а дань за почёт. Аминь.


На двунадесять лучин порча на огневицу смертну.

Яко двунадесять дён изойдёт, то ворог всё в муке страдать будет и умрёт в скорости. Чрез седмицу, а не то и через три дни. Творится же сие таким ладом. Двунадесять нощей к ряду, во полунощь молвить заговор на лучину кладбищенску да не давать сгореть, а догорит до половины, то и надвое преломить. На кладбище могилу найти без имени надлежит, той могиле поклонится чем заповедано, откуп то есть, Дале щепу долгу со креста отщепнуть да
и уходить. Таковых-то могил приискать двунадесять, а после к действу приступать. Во полунощь зажечь лучинушку ту и на огонь таковы словесы молвит:

Мати огневица всем трясовицам владычица, часом сим тя призываю, укрепы да замки растворяю. А приди ты на клич мой да по душу чужую. Ко порогу рабы божией, имя врага, мучь ты её денно да нощно, кабы не было б имя не спокою, не роздыху. Тако бы имя смерть приняла чрез моё поделие да твою пособь. Ключ да замок словам сим. Ключ-то в пекле, а замок в гробу безвестном. Яко ключа не найти да замка не отомкнуть, також поделие моё не рушимо бысть. По веки вечные.

Сие молвить трижды. Которы половины щеп, то сбирать их надобно, а на тринадцату нощь на могилу нести, с креста коей щепы взяты. Там в землю могильну зарыть с приговором:

Мати огневица, сведи ты, имя врага, до имя покойного.

Дело свершено и уходить.


На клюку 2.

Дабы младости ущерб учинить да хвори перебросить.
Яко кто восхощет младости чужой ущерб учинить да лета земные сократить, понеже старец хвори премноги перебросить, того ради тако содеять надлежит. На стар месяц взять клюку старческу да обернуть во ткань ветху да то приметить, яко старица, то девицы младость отнять, а яко же старец, то молодца. Да и дни-то расчесть женска да мужеска полу. На полунощь-то во свом дому молвить заговор да на восходе пред порог младому бросить. Заговор же таков:

Яко еси родится человек на земли, то растёт да старится. То и имя старого, срок во гроб глядеть доднесь пришёл. А ти чёрна матушка да хворобушка, а сбери дщерей своих, а поди-ко ти ко имя младого, дни считать да кости ломать, сколь еси хворей злых да дщерей твоих, то клюка - верна опора молвит. Да подите вы, хвори тяжкие со клюки да со ветоши ко рабе божьей имя младой, да путь-дороженька вам еси клюка да ветошка. ключ да замок. Аминь.

Егда клюку во ветоши оставишь, то таково молви:

на вечное пристанище.




Обряды на клюку-обряд первый

На клюку. Ведомы две порчи на клюку. Едина на нищету, друга же хвори сбросить да лета продлить. Тако и ту, и другу пишу.
Перьва на нищету.
Потребно взять у нищего к
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения