Заповеди блаженства

Перейти вниз

Заповеди блаженства

Сообщение  Admin в Вс Июн 29, 2014 7:49 pm

За́поведи блаже́нства (макаризмы, от греч. μακαριος – счастливый, блаженный) — согласно христианскому вероучению, это часть заповедей Иисуса Христа, произнесённая им во время Нагорной проповеди и дополняющая Десять заповедей Моисея. Заповеди блаженства вошли в Евангелие (Мф. 5:3—12 и Лк. 6:20—23).

Своё название Заповеди блаженства получили из предположения о том, что следование им при земной жизни ведёт к вечному блаженству в последующей вечной жизни.

Блаженны нищие духом (греч. πτωχοὶ τῷ πνεύματι), ибо их есть Царство Небесное (ὅτι αὐτῶν ἐστιν ἡ βασιλεία τῶν οὐρανῶν).
Блаженны плачущие (греч. πενθοῦντες, скорбящие), ибо они утешатся.
Блаженны кроткие (греч. πραεῖς), ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды (греч. δικαιοσύνην, праведности), ибо они насытятся.
Блаженны милостивые (греч. ἐλεήμονες), ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем (греч. καθαροὶ τῇ καρδίᾳ), ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы (греч. εἰρηνοποιοί, в ранних славянских текстах — смиряющиеся, в Остромировом ев. СЪМИРІАѬЩЕИ), ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду (греч. δεδιωγμένοι ἕνεκεν δικαιοσύνης, букв. «подвергшиеся преследованиям из-за праведности», в Остромировом ев. ИЗЪГНАНИИ ПРАВЬДЫ РАДИ), ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.




10 заповедей и заповеди блаженства

I. Покаяние

I.I. Заповеди

Десять заповедей Закона Божия



Возлюби Господа Бога своего всем сердцем твоим, и всею душею


Аз есмь Господь Бог твой; да не будут тебе бози инии, разве Мене.
Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужищи им.
Не приемли имене Господа Бога твоего всуе.
Помни день субботний, еже святити его: шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя, в день же седьмой, суббота, Господу Богу твоему.
Возлюби ближнего твоего, как самого себя
Чти отца твоего и мать твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.
Не убий.
Не прелюбы сотвори.
Не укради.
Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближнего твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего.



О первой заповеди Закона Божия

1. Аз семь Господь Бог твой: да не будет тебе бози инии, разве Мене.

Я - Господь Бог твой; и не должны быть у тебя другие боги, кроме Меня.

Аз – Я; да не будут тебе – не должно быть у тебя; бози – боги; инии – иные, другие; разве Мене – кроме Меня.



Первою заповедью Господь Бог указывает человеку на Самого Себя и внушает нам почитать Его – Единого Истинного Бога. Кроме Него, никому не должны мы воздавать Божеского почитания.

Имя: «Господь», от слова «господствовать»; имя «Бог», от слова «богатый в милости», благий! Как всемогущий, Бог повелевает; как милосердный, Он открывает Самого Себя и Свою святую волю. Для того, чтобы почитать Господа Бога, мы должны познавать Его, то есть учиться Богопознанию.

Богопознание есть важнейшее из всех знаний. Оно составляет первую и важнейшую нашу обязанность. Все научные человеческие знания, если они не озарены светом богопознания теряют свое истинное значение, свой смысл и свою цель. Вместо добра такие знания вносят в жизнь много зла.



Для приобретения Богопознания т.е. для того чтобы научиться познавать истинного Бога, мы должны:
Читать и изучать Священное Писание (Слово Божье), которое сообщает нам истинное и совершеннейшее познание о Боге.
Читать творение Святых Отцов и Учителей Церкви, - что необходимо для правильного понимания Св. Писания и сохранения себя от извращенного, неправильного понимания.
Возможно часто посещать храм Божий, потому что все службы церковные, в нем совершаемые, представляют собою наглядные поучения о Боге и делах Его.
Слушать проповеди пастырей и читать книги религиозно-нравственного содержания.
Изучать творение Божие – природу, а равно и историю рода человеческого, которые являют нам дивные действия промысла Божия.



Эта заповедь налагает на нас и определённое обязанности Богопочитания. Мы должны:
Веровать в Бога, то есть иметь искреннее и твёрдое убеждение в Его существовании.
Ходить перед Богом, то есть всегда помнит о Боге и всё делать так, как бы перед очами Божиими (поступать осмотрительно), а вместе с тем, не забывать , что Бог видит не только наши дела, но и наши помышления.
Надеяться на Бога, любить Бога и повиноваться Богу, всегда быть готовым делать то, что Он повелевает, и не роптать, когда Он не то, делает с нами, чего бы сами желали. Ведь только один Бог знает, что и когда нам дать – что нам полезно и что вредно.
Высшая форма любви к Богу – есть благоговение, или страх Божий, то есть боязнь удалиться от Бога, через наши грехи.
Поклоняться Богу, прославлять и благодарить Господа Бога, как Творца, Промыслителя и Спасителя нашего, памятуя все его дары и милости к нам.
Безбоязненно исповедовать Бога, то есть перед всеми признавать, что Он наш Бог, и не отказывается от своей веры, хотя бы за это исповедание пришлось пострадать и даже умереть.



Грехи против первой заповеди.
Безбожие, - когда люди совсем отрицают бытие Божие. Таких людей пророк Давид называет безумными: «сказал безумец в сердце своем: нет Бога» (Псал.13,1).
Многобожие, - когда вместо Единого, истинного Бога, признают многие божества.
Неверие, - когда люди, признавая бытие Божие, не верят Его Божественному Проведению и Откровению.
Это неверие часто происходит от неправильных образования и воспитания, от гордости и самомнения, от увлечения дурными примерами, от пренебрежительного отношения к руководству Церкви и от греховной жизни.
Ересь, - когда люди придумывают или изобретают учения, противные Божественной истине, или упорно и намеренно извращают Божественную истину.
Раскол, - то есть своевольное уклонение(отделение) от единства Богопочитания, - от единства с Православной Церковью.
Богоотступничество, когда люди отрекаются от истинной веры, боясь последований, насмешек, или ради каких-либо земных расчетов или из увлечения ложными учениями.
Отчаяние, когда люди, забывая о бесконечном милосердии Божием, не надеются получить от Бога помощи и спасения. Ужаснейшие проблемы отчаяния представляют собой самоубийцы.
Волшебство, когда люди, оставляя веру и силу Божию, обращаются к разным тайным и злым силам.
Суеверие, когда верят какой-нибудь обыкновенной вещи, приписывая ей сверхестественную силу.
Леность в молитве и во богоугодном деле.
Любовь к твари больше, нежели к Богу.
Человекоугодие, когда заботятся больше об угождении людям, чем Богу.
Человеконадеяние, когда надеяться больше на себя или других людей, чем на милость и помощь Божию.



Заповедь Божия не противоречит нашему долгу почитать святых ангелов и святых угодников Божиих и молиться им, так как мы почитаем их не так, как Самого Бога, а как верных служителей Божиих, угодивших своей жизнью Богу. Св.ангелы и угодники Бождии близки к Богу и могут быть нашими помошниками перед Господом Богом. Мы должны просить их помощи и заступления в твёрдом уповании, что Господь ради них скорее, услышит и наши грешные молитвы. Слово Божие говорит: «Молитесь друг за друга, чтоб исцелиться; много может усиленная молитва праведного» (Иак.5,16) «Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лук.20,38).
О второй заповеди Закона Божия.

2. Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земли низу, и елика в водах под землею: да не поклонишися им, ни послужищи им.

Не делай себе идола, ни какого либо изображения того, что на небе, вверху, и что на земле внизу , и что в водах под землею: не покланяйся им и не служи им.

Не сотвори – не делай; кумир – идол, которого почитаю вместо Бога; всякаго – какого-либо; подобие – изображение (нарисованное или сделанное из дерева, камня, металла); елика – того, что; горе – вверху; низу – внизу; под землею – ниже земли, т.е. ниже берегов.

Второю заповедью Господь Бог запрещает идолопоклонничество, то есть запрещает делать себе для почитания кумира или идолы, или почитать подобия или изображения того, что мы видим на небе (солнца, луны, звезд), и что находится на земле (растений, животных, людей), или находится в водах (рыб). Господь запрещает поклоняться и служить этим кумирам, вместо истинного Бога, как это делают язычники.

С запрещением покланяться идолам и кумирам, никак нельзя смешивать православного поклонения святым иконам и мощам, в чем часто нас упрекают протестанты и разные сектанты. Почитая святые иконы, мы не считаем их богами или кумирами, они для нас только изображение, обаз Бога, или ангелов, или святых. Слово икона греческое и означает образ. Поликлоняясь иконами и молясь перед иконой, мы молимся не «материальной иконе» (т.е. краске, дереву, или металлу), а Тому, Кто на ней изображен. Всякий знает, насколько легче обращаться мыслью к Спасителю, когда видишь Пречистый его Лик, или Пречистый его Лик, или крест Его, недели – когда перед тобою пустая стена или печка.

Святые иконы даны нам для благоговейного воспоминания дел Божиих и святых Его, для благоговейного возношения мыслей наших к Богу и Его святым. Через это воспламеняется наше сердце любовью к нашему Творцу и Спасителю. Святые иконы являются для нас теми же священными книгами, только написанными, вместо букв, лицами вещами. Еще в Ветхом Завете Моисей, через которого Богом дана заповедь, запрещающая кумиры, в то же время получил от Бога поведение поставить в Скинии (т.е. подвижном еврейском храме) золотые священные изображения херувимов на крышке Ковчега Завета. Господь сказал Моисею: «сделай их на обоих концах крышки … Там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всем, что ни буду заповедовать чрез тебя сынам Израилевым» (Исх. 25, 18, 22). Господь повелел Моисею также выткать изображения херувимов на завесе, отделяевшей Святилище от Святое Святых, и на внутренней стороне виссонных (из дорогой шерстяной материи) покрывал, которые покрывали не только верх, но и стороны скинии (Исх.26, 1-37). В храме Соломона были также скульптурные и вышитые изображения херувимов на всех стенах и на церковной завесе (З Цар.6, 27-29; 2 Парал. 3, 7-14). И обновлены были херувимы на крышке Ковчега Завета (2 Парал. 3, 10). Когда храм был готов «слава Господня (видите) наполнила храм» (3 Цар.8, 11). Изображения херувимов были благоугодны Господу, и народ, взирая на них, молится и преклоняться.

Изображений Господа Бога в Скинии и в храме Соломона не было потому, что в течении большей половины ветхозаветной жизни люди не удостоены были видеть Господа. Не было изображений ветхозаветных праведников, потому что тогда люди не были ещё искуплены и оправданы (Римл. 3, 9, 25; Матф. 11,11).

Сам Господь Иисус Христос послал чудесное изображение Своего Лика Эдесскому князю Авгарю: так называемый, некурортный образ. Помолившись перед нерукотворным образом Христовым, Авгарь исцелился от неизлечимой болезни.

Св. евангелист Лука, врач и живописец, писал и оставил, по преданию, после себя иконы Божией Матери. Некоторые из них находятся в нашем отечестве – России.

Многие из святых икон Господь прославил чудотворениями.

Изображаемые на иконах животные, даже изображение Диавола, не оскверняют святых икон, если это нужно для наглядного изображения исторических событий. Ведь не оскверняют упоминания их имен Священное Писание.

Не противоречит второй заповеди и почитание святых мощей. В святых мощах мы почитаем благодатную силу Божию, которая действует через мощи святых.

Для нас, христиан, идолопоклонничество, в том виде. Которому преданы все язычники, невозможно. Но зато, взамен грубого идолопоклонничества, среди нас бывает более тонкое идолопоклонничество. К такому идолопоклонничеству относится служение греховным страстям, каковы: любостяжание, чревоугодие, гордость, тщеславие и т. п.

Любостяжение, это – стремление к приобретению богатства. Апостол Павел говорит, что «любостяжение есть идолослужение» (Колос. 3, 5).

Для корыстолюбивого человека богатство становится как бы идолом, которому он служит и поклоняется больше, чем Богу.

Чревоугодие, это, - лакомство, объедение и пьянство.

О таких людях, которые выше всего ставят чувственные удовольствия от еды и пития, апостол Павел говорил: «их бог – чрево» (Филипп. 3, 19).

Гордость и тщеславие. Гордый и тщеславный человек чрезмерно высокого мнения о своих достоинствах, - уме, красоте, богатстве. Гордый чтит самого себя. Свои понятия и желания он считает выше верховной воли Самого Бога. С презрением и насмешкой относится он к мнениям и совсем других людей и не откажется своих взглядов, как бы ни были они ложны. Гордый и тщеславный человек из самого себя (как для себя, так и для других) делает идола.

Запрещая эти тонкие, пороки идолопоклонства, вторая заповедь тем самым внушает следующие добродетели: нелюбостяжение и щедрость; воздержание, пост и смирение.


О третьей заповеди Закона Божия

3. Не приемли имене Господа Бога твоего всуе.

Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно.

Не приемли – не употребляй, не произноси: всуе – напрасно.

Третьей заповедью запрещается произносить имя Божие напрасно, без должного благоговения. Приемлется имя Божие напрасно, когда произносится в пустых разговорах, шутках и играх. Запрещая вообще, легкомыслие и неблагоговейное отношение к имени Божию, эта заповедь запрещает грехи, которые происходят от легкомысленного и неблагоговейного отношения к Богу. Таковыми грехами являются:

Божба, т.е.е легкомысленное употребление клятвы в обыкновенных разговорах;

богохульство - дерзкие слова против Бога;

кощунство, когда о святых предметах говорят шутя или насмехаясь;

нарушение обетов, данных Богу, клятвопреступление и ложная клятва именем Божиим.

Имя Божие должно произноситься со страхом и благоговением, в молитве, в учении о Боге и в законной клятве, или присяге.

Благоговейную, законную клятву - заповедь эта не запрещает. Сам Бог употребил клятву, о чем вспоминает апостол Павел в послании к евреям, говоря: «люди клянутся высшим и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их. Посему и Бог желая преимущественнее показать наследованиям обетования непреложность своей воли, употребил в посредство клятву» (Евр. 6, 16-17).

О четвёртой заповеди Закона Божия

4. Помни день субботний, еже святити его: шесть дней делай, и сотвориши в них вся дела твоя, в день же седьмой, суббота, Господу Богу твоему.

Помни день субботний, чтобы святить его (т.е. проводить его свято): шесть дней работай и делай в продолжении их, все дела твои, а день седьмой – день покоя (суббота) посвящай Господу Богу твоему.

Еже – чтобы; святити – святить, посвящать на слежение Богу, на святые и угодные Богу дела; шесть дней делай – шесть дней трудись, работай; и сотвориши в них – и делай в продолжении их; вся дела твоя – всякие дела свои.

Четвёртой заповедью Господт Бог повеливает шесть дней работать и заниматься своими делами, к каким кто призван; а седьмой день посвящать на служение Богу, на святые и угодные ему дела.

Святыми и угодными Богу делами являются: забота о спасении своей души, молитва о храме Божием и дома, изучение закона Божия, просвещение ума и сердца полезными познаниями, чтение священного писания и других душеполезных книг, благочестивые разговоры, помощь бедным, посещение больных и заключённых в темнице, утешение печальных и другие добрые дела.

В Ветхом Завете праздновался седьмой день недели – субботний (что по древне – еврейски значит «покой») – в воспоминание творения Господом Богом мира («в седьмой день Бог почил от дел творения») В Новом же Завете, со св. апостолов, стал праздноваться первый день недели, Воскресный - в воспоминания Воскресения Христова.

Под именем седьмого дня нужно подразумевать не воскресный день, но и другие праздники и посты, установленные Церковью, как и в Ветхом Завете под именем субботы разумелись и другие праздники (праздник Пасхи, Пятидесятницы, Кущей и др.)

Самым главным христианским праздником является «праздников Праздник и Торжество из торжеств» - Светлое Воскресенье Христово, называемое Святою Пасхой, которая празднуется в первый воскресный день после весеннего полнолуния, в период с 22 марта (4 апреля н.ст.), до 25 апреля ( 8 мая на н.ст.).

Затем следуют великие, так называемые двунадесятые праздники, установленные в честь и славу Бога и Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Матери Девы Марии:

1. Рождество Пресвятой Богородицы – 8 сентября (21 сентября н.ст.)

2. Введение во храм Прсевятой Богородицы – 21 ноября (4 декабря н.ст.)

3. Благовещение, т.е. ангельское возвещение Пресвятой Деве Марии о воплощении от Нее Сына Божия – 25 марта (7 апреля н.ст.)

4. Рождество Христово – 25 января (7 января н.ст.)

5. Сретение Господне – 2 февраля (15 февраля н.ст.)

6. Крещение Господне (Богоявление) – 6 января (19 января н.ст.)

7. Преображение Господне – 6 августа (19 августа н.ст.)

8. Вход Господень в Иерусалим (Вербное Воскресенье) – в последнее воскресенье перед Пасхою.

9. Вознесение Господне – в сороковой день после Пасхи

10. Сошествие Святого Духа на апостолов (Пятидесятница), или день Святой Троицы – в пятидесятый день после Пасхи.

11. Воздвижение Креста Господня – 14 сентября (27 сентября н.ст.)

12. Успение Божией Матери – 15 августа (28 августа н.ст.)



Из других праздников наиболее чтимые:

Обрезание Господне (Новый год ст.ст.) – 1 января (14 янв. н.ст.)

Покров Божией Матери - 1 октября (14 октября н.ст.)

Иконы Казанской Божией Матери – 22 октября (4 ноября н.ст.)

Рождество Иоанна Крестителя – августа (11 сентября н.ст.)

Св. Перв. Апостолов Петра и Павла – 29 июня (12 июля н.ст.)

Св. Апостола Иоанна Богослова – 8 мая (21 мая н.ст.) и 26 сентября (9 октября н.ст.)

Св. Чудотворца Николая – 9 мая (22 мая н.ст.) и 6 декабря (19 декабря н.ст.)



Посты установленные Церковью:

1. Великий пост или Св. Четыредесятница перед Пасхой.

Продолжается семь недель: 6 недель самый пост и седьмая неделя Страстная – в воспоминание страданий Христа Спасителя.

2. Рождественский пост перед праздником Рождества Христова.

Начинается с 14 ноября (27 ноября н.ст.), со дня св. апостола Филиппа, почему называемый иначе – «Филлиповым постом». (Пост 40-дневный).

3. Успенский пост – перед праздником Успения Божией Матери.

Продолжается две недели, с 1-го августа (14 август н.ст.) по 14 августа (27 августа н.ст.) включительно.

4. Апостольский или Петров пост, перед праздником св. Апостолов Петра и Павла.

Начинается через неделю после дня Святой Троицы и длиться до 29-го июня (12 июля н.ст.). Продолжительность его зависит от того, раньше или позже бывает Пасха. Самая большая продолжительность его – шесть недель, и самая меньшая неделя с одним днём.



Однодневные посты:

1. В Сочельник – день перед Рождеством Христовых

24 декабря (6января н.ст.) Особо строгий пост, среди дней Рождественского поста (обычай- не есть до появления первой звезды).

2. Сочельник – день перед Крещением Господним.

6 января (19 января н.ст.).

3. В день Усекновения главы св. Иоанна Предтечи.

29 августа (11 сентября н.ст.).

4. В день Воздвижения креста Господня, в воспоминание крестных страданий Иисуса Христа.

14 сентября (27 сентября н.ст.).

5. Среда и пятница каждой недели.

Среда – в воспоминание предания Спасителя Иудой.

Пятница – в воспоминаний крестных страданий и смерти Спасителя за нас.

Пост в среду и пятницу не бывает только в следующие недели: в Пасхальную неделю, в святки (от дня Рождения Христова до Крещения), в неделю Троицкую (от праздника Св. Троицы до начала Петрова поста), в неделю мытаря и фарисея (перед Великим постом) и в неделю Сырную и масляную перед самым Великим Постом, когда разрешается только молоко и яйца.

Во время поста надо особенно решительно оставить все дурные привычки и страсти: гнев, ненависть, вражду; надо удалиться от рассеянной, веселой жизни, от игр, зрелищ, танцев; не надо читать книг, которые возбуждают в душе не чистые мысли и желания; не надо вкушать мяса, молока, яиц, а следует ограничиваться постной пищей (т.е. растительной пищею и , когда дозволено рыбой), употребляя и эту пищу умеренно. При многодневном посте надлежит исповедаться и причаститься Св.Таин.

Нарушают четвёртую заповедь как те, кто ленятся и в будничные шесть дней не работают, так и те, кто работают в Праздник.

Не меньше нарушают её и те, которые хотя и прекращают в эти дни мирские занятия и работы, но проводят их в одних забавах, играх и предаются разгулу и пьянству, не думая о том, чтобы послужить Богу. Особенно грешно предаваться развлечениям под праздник, когда мы должны быть у всенощной, а утром – за Литургией. У нас, православных христиан, праздник начинается с вечера, когда служится всенощная, и отдавать это время танцам или другим развлечениям, значит – издеваться над праздником.

_________________
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Заповеди блаженства

Сообщение  Admin в Вс Июн 29, 2014 7:55 pm

О пятой заповеди Закона Божия

5. Чти отца твоего и мать твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли.

Почитай отца своего и мать свою, чтобы тебе хорошо было, и чтобы долго прожили на земле.

Чти – почитай; да – чтобы; благо – хорошо; да долголетен будеши – чтобы ты долго жил.



Пятою заповедью Господь Бог повелевал нам почитать родителей своих и за это обещает благополучную и долгую жизнь.

Почитать родителей значит: любить их, быть почтительными к ним, не оскорблять их ни словами ни поступками, повиноваться им, помогать им в трудах, заботиться о них, когда они находятся в нужде, а особенно во время их болезни и старости, так же молиться за них Богу, как при жизни их, так и по смерти.

Грех непочтения родителям есть великий грех. В Ветхом Завете, кто злословил отца или мать, наказывался смертью (Марк. 7, 10; Исх. 21, 16).

Наряду с родителями, мы должны почитать и тех, кто, в каком – либо отношении, заменяют нам родителей. К таким лицам принадлежат: пастыри и отцы духовные, заботящиеся о нашем спасении, научающие нас вере и молящиеся за нас; начальники гражданские, которые заботятся о нашей мирной жизни и защищают нас от притеснений и грабителей; воспитатели, учители, благодетели, которые стараются учить нас и дать нам всё доброе и полезное; и, вообще, старшие по возрасту, имеющие опыт жизни и потому могучие дать нам добрый совет. Грешат поэтому те, которые не уважают старших, в особенности стариков; кто с недоверием относится к их опытности, равнодушно, а иногда с насмешкой относится к их замечаниям и наставлениям, считая их людьми «отсталыми», а их понятия и взгляды «отжившими». Ещё в Ветхом завете Господь сказал через Моисея: «перед лицом седого вставай и почитай лицо старца, и бойся Господа Бога твоего» (Лев. 19, 32).

Но если бы случилось, что родители или начальники потребовали от нас чего-либо противного вере и Закону Божию, то тогда должно сказать им, как сказали апостолы начальникам иудейским: «судите, справедливо ли перед Богом слушать вас более, нежели Бога» (Деян. 4, 19). И должно претерпеть за веру и Закон Божий всё, что бы ни последовало.


О шестой заповеди Закона Божия

6. Не убий

Не убивай.



Шестой заповедью Господь Бог запрещает убийство, т.е. отнятие жизни у других людей, и у самого себя (самоубийство), каким бы то ни было образом. Жизнь есть величайший дар Божий; поэтому лишать самого себя или другого жизни есть самый ужасный, тяжкий и великий грех.

Самоубийство есть самый страшный из всех грехов совершенных против шестой заповеди, так как в самоубийстве, кроме греха убийства, заключается ещё тяжкий грех отчаяния, ропота против Бога и дерзкого восстания против промысла Божия. Кроме того, самоубийство исключает возможность покаяния.

Человек бывает виновен в убийстве, если даже убил другого человека нечаянно, без умысла; и такое убийство есть тяжкий грех, поэтому что в этом случае убивший виновен в своей неосторожности.

Человек бывает виновен в убийстве, и тогда когда хотя сам лично не убивает, но способствует убийству или хотя бы допускает других до убийства.

Например:
Судья, осуждающей подсудимого, невинность которого ему известна.
Всякий, кто помогает другим совершать убийство своим приказанием, советом, пособием, согласием, или кто укрывает и оправдывает убийцу и тем подаёт ему случай к новым убийствам.
Всякий, кто не избавляет ближнего от смерти, когда вполне мог бы это сделать.
Всякий, кто тяжелым трудом и жестокими наказаниями изнуряет своих подчинённых и тем ускоряет их смерть.
Всякий, кто невоздержанием и различными пороками сокращает собственную жизнь.

Грешит против шестой заповеди и тот, кто желает смерти другому человеку, кто не оказывает бедным и больным помощи, кто не живет с другими мирно и согласно, а, напротив питает к другим ненависть, зависть и злобу, заводит с другими ссоры и драки, огорчает других. Грешат против шестой заповеди все злые и сильные, которые обижают слабых, что бывает и среди детей. Евангельский закон Христов говорит: «всякий, ненавидящий брата (ближнего) своего, есть человекоубийца» (Иоанн. 3, 15).

Кроме телесного убийства, есть ещё более страшное и ответственное убийство: это убийство духовное.

Род духовного убийства есть соблазн, то есть когда кто совершает (соблазняет) ближнего в неверие или на путь порочной жизни и тем самым подвергает его душу духовной смерти.

Спаситель сказал: «кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской. Горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Матф. 18, 6-7).

Чтобы избежать греха против шестой заповеди, христианину необходимо: помогать бедным, служить больным, утешать печальных, облегчать состояние несчастных, со всеми обходиться кротко и с любовью, примиряться с гневающимися, прощать обиды делать добро врагам и ни словом, ни делом не подавать гибельного примера другим, особенно детям.

Нельзя приравнивать к преступному убийству сражение на войне. Война есть великое общественное зло, но, в то же время, война есть и великое бедствие, попускаемое Господом для исправления и вразумления народа, как Он и допускает эпидемии, голод, пожары и другие несчастья. Потому убийство на войне св. Церковь не рассматривает, как частный грех человека, тем более, что каждый воин готов, по заповеди Христовой, «положить душу (отдать жизнь) свою за друзей своих», для защиты веры и отечества. Среди воинов было много святых, проставленных чудесами.

Однако, на войне могут быть и преступные убийства, это когда, например, воин убивает сдающегося, поднявшего руки противника, допускает зверства и т. п.



Смертная казнь преступника относится также, к общественному виду зла и есть великое зло, но допустима в исключительных случаях, когда является, единственным, по справедливости, средством остановить многочисленные убийства и преступления. Но за правосудие произведённой казни отвечают, со всей строгостью перед Богом совершившие эту казнь правители. Смертная казнь для закостенелого преступника часто бывает единственным средством для покаяния. А без воли Божией и волос с головы человека не упадёт.


О седьмой заповеди Закона Божия

7. Не прелюбы сотвори.

Не прелюбодействуй.



Седьмою заповедью Господь Бог, запрещает прелюбодеяние, то есть нарушение супружеской верности и всякую незаконную и нечистую любовь. Мужу и жене Бог запрещает нарушать взаимную верность и любовь. Неженатым же Бог повелевает соблюдать чистоту мыслей и желаний – быть целомудренными в делах и в словах, в мыслях и желаниях.

Для этого нужно избегать всего, что может возбудить в сердце нечистые чувства: сквернословия, бесстыдных песен и плясок, соблазнительных зрелищ и картин, чтения безнравственных книг, пьянства и т. п.

Слово Божие повелевает нам хранить наши тела в чистоте, потому что тела наши «суть члены Христовы и храмы Духа Святого». «Блудники грешат против собственного тела», расслабляют здоровье своего тела, подвергают его болезням и повреждают даже душевные способности воображение и память.

_________________О восьмой заповеди Закона Божия

8. Не укради.

Не воруй.



Восьмою заповедью Господь Бог запрещает кражу, то есть присвоение каким бы тони было образом того, что принадлежит другим.

Виды кражи очень разнообразны:
Воровство, т.е. похищение чужой вещи.
Грабительство, т.е. отнятие чужой вещи насилием.
Святотатство, т.е. присвоение того, что освящено принадлежностью церкви.
Мздоимство или взятничество, т.е. когда берут незаконно дары с людей, которым по своей должности обязаны сделать просимое безвозмездно (бесплатно).
Тунеядство, т.е. когда получают жалование за должность или плату за работу, но должность и работу не исполняют.
Лихоимство, т.е. когда берут за что-либо с нуждающихся большие деньги, пользуясь чужою бедою.
Обман, т.е. присвоение чужой вещи хитростью. Например: когда уклоняются от платежа долга; утаивают найденное, не разыскивая хозяина вещи или денег; обменивают или обвешивают при продаже; удерживают плату рабочему и т. п.; а также, когда дети ленятся учиться, между тем как их родители и общество тратят на них средства, а учителя свой труд.



Запрещая все виды отнятия собственности у ближнего эта заповедь повелевает нам быть бескорыстными (не жадными), честными, трудолюбивыми, милосердными и правдивыми.

Чтобы не грешить против этой заповеди, нужно любить другого, как самого себя, и не делать другим, чего сам себе не желаешь.

Самая же высшая добродетель, внушаемая восьмою заповедью, это совершенное нестяжание, то есть отречение от всякой собственности. Но к этому добродетели Господень не обязывает всех, а предлагает её только тем, которые желают достигнуть высшего нравственного совершенства: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах (Матф. 19, 21).

Такому Евангельскому совету следовали многие подвижники, например Св. Антоний Великий, преподобный Павел Фивейский, святитель Николай Чудотворец и многие другие.


О девятой заповеди Закона Божия

9. Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна.

Не произноси на другого ложного свидетельства.



Не послушествуй – не произноси (послух – свидетель); на друга твоего – на другого, на ближнего твоего; свидетельства ложна – неправильного, ложного свидетельства.



Девятою заповедью Господь Бог запрещает говорить ложь о другом человеке и запрещает вообще всякую ложь, как например:
Показывать неправду на суде.
Делать ложный донос.
Наговаривать, сплетничать, злословить, клеветать.

Клевета есть дело, прямо, диавольское, ибо имя диявол значит клеветник.



Не допустима для христианина даже такая ложь, при которой нет намерения сделать зло ближнему, так как всякая ложь недостойна звания христианина и не согласна с любовью и уважением к ближним.

Апостол Павел говорил: « отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что вы члены друг другу» (Ефес. 4, 25).

Никогда не следует укорять и осуждать других, если мы не призваны к этом по своему положению и должности. «Не судите, да не судимы будите» - говорит Спаситель.

При этом надо помнить, что не осуждением, не укоризною, или насмешками исправляется ближний, а любовь, снисходительностью и добрым советом. Надо так же всегда помнить, что каждый из нас имеет много важных слабостей и недостатков.



Необходимо так же всегда обуздывать свой язык, то есть всегда говорить только правду и удерживать себя от лукавых речей и празднослова. Слово есть дар Божий. Иисус Христос сказал: «Говорю же вам. Что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься» (Матф. 12, 36-37).

О десятой заповеди Закона Божия

10. Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближнего твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего.

Не желай себе жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего того, что у ближнего твоего.

Не пожелай – не желай себе; искренним, ближним, или другом - называется всякий другой человек; село – поле, земля; раб – слуга; рабыня – служанка; елика – того, чего.



Десятою заповедью Господь Бог запрещает не только что-либо делать плохое, окружающим нас ближним нашим, но запрещает и худые желания и помышления по отношению к ним.

Грех против этой заповеди называется завистью. Тот кто завидует, тот в мыслях желает чужого, тот от худых мыслей и желаний легко может дойти и до худых дел.

Но и сама по себе зависть оскверняет душу, делая её не чистой перед Богом, как говорит слово Божие: «Мерзость пред Господом – помышления злых» (Притч. 15, 26). « Завистью, диаволею грех в мир вниде» (Пресм. Сол. 2, 24).

Одной из главных задач истинного христианина является – очищать свою душу от всякой внутренне нечистоты, согласно увещанию Апостолов: «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 кор. 7, 1).

Чтобы избежать греха против десятой заповеди необходимо хранить чистоту сердца от всяких пристрастий к земному, от всяких худых желаний и мыслей и быть довольным тем, что имеем: благодарить за это Бога, а чужого никогда не желать, но радоваться за других, если они имеют всего много.




_________________
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Заповеди блаженства

Сообщение  Admin в Вс Июн 29, 2014 7:57 pm

I.II. О Евангельских блаженствах и христианской жизни.



Добродетели и противоположные им страсти.

Два пути жизни и смерти.


Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут, поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах… (МФ.5, 3-12).



Заповеди Блаженства, как лествица добродетелей в жизнь вечную. Их общее содержание, взаимосвязь. Понятие о деятельной и созерцательной жизни. Связь и различие заповедей Божиих и заповедей Блаженства.

Смотри схему №1. Добродетель веры приобретает силу в надежде, которая приобретается исполнением заповедей Блаженства; условно изображающих, с помощью соответствующих добродетелей, лествицу к спасению. Каждая добродетель соответствует духовному устроению человека в меру его возраста от младенца ( по апостолу Павлу «младенцев во Христе») до верных мужей, пришедших в «разум истины» и готовых даже до крови пострадать за Христа (воспринять мученический венец).

Заповеди Божии и заповеди блаженства связанны идеей спасения. Различаются степенью применимости (использования), заповеди Божии (применяются для жизни) «жестоковыйными» людьми с «необрезанными» сердцами. По заповедям Блаженства (данными Господом Иисусом Христом) стремятся жить и живут, кто в Боге видит не только законодателя, а и Отца и уже не только стремятся не только исполнить все Его заповеди, но и более того боится чем либо прогневать, испортить отношения Отца и сына. Ибо исполняет волю Отца не ради страха наказания, как в первом случае, а ради сохранения любви и укрепления в надежде.

Нашим поколением, ходатаем и помощником является Господь Иисус Христос. ОН и помогает нам шествовать по «лествице» добродетелей от силы в силу. Без Христа даже невозможно ничего сделать доброго: «без Меня не можете делать ничего». Ибо Он нас искупил от греха, смерти и проклятия, и через него мы приобретаем спасение.

Деятельная жизнь включает добросовестное исполнение заповедей Божиих (1-10) и шествование от силы в силу по заповедям Блаженства – до шестой заповеди (чистых сердцем).

Созерцательная жизнь не отменяет деятельную жизнь, а наоборот восполняет, даёт правильное направление. Созерцательная жизнь это как дар за правильную деятельную жизнь. Условно её пределы начинаются в земной жизни, можно сказать, с 6-ой заповеди чистоты сердечной, т.е. как продолжение деятельной жизни и уходит в вечность, в лицезрении Христа.

Добродетели в соответствии с заповедями Блаженства и противоположные им страсти. Два пути жизни и смерти.

Два дара Господь даёт при правильном духовном христианском подвиге это:
Дар видения своих грехов;
Дар покаяния,

За правильно усвоение двух первых даров Господь дарует третий:
Дар мученичества.



1. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

О нищете духовной и необходимости для спасения благодати Божией.


Дар видения своих грехов – это первый дар христианину от Господа.

Является первым даром и началом пути крестоношения и возрастания в надежде на помощь Господа Иисуса Христа и всех членов Церкви Божией.

Добродетель смирения, воздержания
Страсть чревоугодия




Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим. Итак, тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха (Рим. 7.19-25).

Духовная жизнь христианина, как и путь крестоношения начинается не с видения ангелов, не с обнаружившихся сверхъестественных способностей (экстрасенсорных), не с говорения на разных языках, а с познания своей немощи духовной, ощущения своей греховности. Этого дара и должен в первую очередь просить христианин, и получив его сохранить до конца жизни.



Внутренний закон противоборства.

Все мы братия желаем спасти свою душу и достигнуть царствия небесного, и нет такого христианина, который бы думал и е помышлял об этом. Есть у нас и желание служить и угождать Богу и делать добро, но чтобы действительно делать добро и жить Богоугодно, к этому мы оказываемся по большей части несостоятельными и бессильными. Иногда мы как будто и начинаем делать добро, но скоро ослабеваем и оставляем его, нас постоянно обуревают страсти, телесные похоти и греховные влечения, и мы часто не находим в себе сил бороться с ними. Если же побеждаем и страсти, то одолевают нас худые помыслы и желания, мирские привязанности и заботы, которые постоянно отвлекают нас от служения Богу, увлекая к грехам и порокам, так что мы бессильны бороться против всех этих искушений, но постоянно поддаёмся им и падаем.

Кто такие нищие духом?

Сознавать постоянно и видеть это своё нравственное бессилие в достижении спасения собственными силами, в угождении Богу. Не видеть за собою никаких заслуг перед Богом и никаких добродетелей, а постоянно считать себя духовно немощными, грешными и не имеющими никаких добродетелей, которыми бы могли оправдаться перед Богом, это и значит быть нищим духом. Нищий духом, по этому тот, кто постоянно видит только свои грехи, сознаёт своё духовное бессилие в борьбе с ними и в стремлении к добру и не видит никаких своих добродетелей.

Не отчаивайся.

Но это постоянно сознание совей духовной немощи и бессилия достигнуть спасения собственными силами никогда не должно доводить до безнадёжного отчаяния получить спасение, а против должно только постоянно будить и усиливать в нас желание и жажду к достижению его при содействии благодатной помощи. По этому оно должно обращать и приводить нас к Богу, заставляя постоянно и неотступно искать у него благодатной помощи. Мы часто, начиная делать добро и видя множество препятствий и соблазнов, отвлекающих нас от пути добра, и своё бессилие бороться с ними, падаем духом и говорим: «где уже нам спастись, спасение в мире, тем более в заключении не возможно!» Это не правда.

Не надейся на себя.

Наше малодушие показывает только то, что мы, приступая к служению Богу и делу своего спасения, не с того начинаем, с чего следовало начать, не так исполняем и самое дело служения Богу. Мы все надеемся только на себя, хотим достигнуть спасения только своими собственными силами, не надеясь на помощь Божию, не ища и не призывая Его благодати, отчего эта помощь и не является к нам. Но одни наши условия достигнуть спасения, без благодатной помощи от Самого Бога, всегда оказываются недостаточными. «Горе душе, говорит преподобный Макарий Египетский, если она остаётся только при одной себе, надеется только на дела свои и не имеет общения с Духом Святым. Она умирает, не сподобляясь вечной жизни. Почему? Потому, что без Духа Божия и Его благодати она бессильна бывает делать добро, как земля без дождя и солнца не способна производить никаких растений и остаётся бесплодною». Поэтому, при желании делать добро, угождать Богу и достигать своего спасения, должны мы прежде всего и постоянно обращаться к Богу с молитвою благодатной помощи, просить Его неотступно, сокрушенно, слёзно, чтобы Он Сам наставил нас на путь спасения, помог нам делать добро и спас нас ими же ведает судьбами. Бог, как призвал нас ко спасению через веру в него, так и спасти нас может своею благодатью: «Благодатию есте спасении чрез веру: и сие не от вас, Божий дар, не от дел, да никто же похвалится».



Сравнение с младенцем.

Сам по себе человек в делании добра и достижении спасения подобен беспомощному младенцу. Младенец ничего не может сделать сам для себя. Он не может сам достать себе пищи, не может даже просить, чего ему требуется, ибо и сам не сознаёт ясно, что ему нужно, не может встать на ноги, чтобы прийти к матери. Но он кричит, плачет, призывая к себе мать, движется, бьётся, как бы ища её. И вот мать сжаливается над ним сама подходит к нему, побуждаемая материнской любовью к дитяти, берёт его на руки, прижимает к груди с великою любовью и нежностью, и кормит его. Так бессильны и мы; чтобы воспрянуть к деланию добра к богоугождению, часто не знаем даже, с чего нам начать и как приняться за добро, а когда и начнём, то не находим в себе силы воли, чтобы продолжать делать его, а потому ослабеваем и оставляем его. Но когда мы взываем ко Господу и неотступимо молимся, чтобы Он сам помог нам своею благодатью, научил нас делать добро и угождать Ему, подкрепил нашу волю, поддержал наши силы, то человеколюбивый Господь не оставляет нас своею помощью.



«Мой кувшин, совсем не давал мне есть».

Вот другой подвиг усиленного постничества. Преподобный Макарий Александрийский был великий постник. Услышав раз, что один инок вкушает хлеба не более одной литры в сутки, т.е. менее восьмой части фунта, он и сам стал подражать ему. Переломав се свои сухари и опустив их в кувшин с водою, он положил съедать в сутки не более того, сколько достанет рука, а горло у кувшина было узкое. Велико было изумление тела, рассказывал потом сам преподобный: « Захвачу, бывало, больше кусков рукою, а узкое горло не даёт мне их вынуть: мой кувшин, совсем не давал мне есть». Так питался он три года. Но не довольствуясь и этим подвигом, он перешёл к другому ещё более строгому. Узнав, что иноки Тавеннисскаго Антониева монастыря во всю четыредесятницу употребляют пищу не варёную, он сам не стал вкушать ничего приготовленного на огне, а питался одними сырыми овощами. Так подвизался он непрерывно семь лет. Не довольствуясь, однако же, и этим подвигом, он сам решил идти в Тавеннисский монастырь. Переодевшись в мирское одеяние, он явился к его настоятелю преподобному Пахомию Великому, и принятый им, как мирянин, вступил в его обитель. Спустя, немного времени наступила четыредесятница. Старец видит, что каждый инок возлагает на себя различный подвиг, один принимает пищу вечером, другой через пять дней; иной всю ночь стоит на молитве, а днём сидит за рукоделием, а всех иноков в обители более тысячи четырёх сот. Тогда и Макарий избрал себе подвиг. Наломавши большое количество пальмовых ветвей, он спал в углу, и в продолжении всей четыредесятницы, до самой Пасхи, не принимал хлеба, не касался воды, не садился, не ложился и ничего не вкушал, занимаясь только молитвою сердечною и плетением корзин из пальмовых ветвей. Видя такой подвиг, смутились духовные даже самые строгие иноки и говорили своему настоятелю: «откуда ты привёл нам сего бесплотного человека на осуждение наше?» и научились смирению – не превозноситься своими подвигами.

… тот только имеет от Бога великое воздаяние и похвалу, кто постится добровольно… кто ропщет, озлобляется, терпя по принуждению и необходимости, тот терпит без пользы.

В одно время преподобный Пахомий Великий, отлучаясь из своего монастыря в Панополь для устроения там иноческого общежития, приказал братии, чтобы в отсутствии его ни в чём не нарушался монастырский устав. Но когда он возвратился, к нему тотчас же пришёл отрок, бывший ещё под искусом в его монастыре, и стал жаловаться, что в его отсутствие братия ничего не варили ни овощей, ни каши. Святой, выслушав его, с улыбкой сказал: «не скорби, чадо, я повелю, чтобы варили», и тот час же отправился на поварню, где готовилась пища. Нашедши там инока, служившего поваром, он спросил его: «скажи мне, брат, сколько времени ты не варишь пищи?» «Два месяца», отвечал инок. «Зачем же ты презрел заповедь, данную тебе относительно не нарушения монастырского устава?» - спросил преподобный. Инок стал оправдываться тем, что старцы вовсе не едят варёной пищи и довольствуются сухоядением; а для одних детей, новоначальных. Не стоило издерживать крупу и масло. «Но чтобы не быть в праздности, добавил он, я плёл корзины». «Сколько же ты их сделал?» - спросил Пахомий. «Пять сот», отвечал инок. Тогда святой велел тот час же развести огонь и принести корзины и, сжигая их одну за другою, сказа : «как ты пренебрег заповедь мою, относительно варения пищи для братии, так и я не щажу твоё рукоделье. Ты, самовольно принудив братию поститься, сделал их невольные подвиги тщеславными, поэтому и я долговременный труд твой делаю тщетным. Разве не знаешь, что тот только имеет от Бога великое воздаяние и похвалу, кто постится добровольно и отказывается от предложенного ему варения и яств. А кто не ест по неволе, потому что нет у него пищи, тот не может ожидать такой похвалы и воздаяния от Бога, твоя леность и нерадение, принудившие братию поститься, сделали таким образом, то что столь продолжительное воздержании братии потеряло свою цену». Также точно и добродетель терпения и перенесения обид имеет цену пред Богом только тогда, когда она подъемлется добровольно, и несётся без ропота, без озлобления, охотно. Получает пользу поэтому тот, кто имея возможность получить помощь и избежать терпения, отказывается от этой помощи и терпит ради Бога добровольно. А кто ропщет, сетует, озлобляется, терпя по принуждению и необходимости, тот терпит без пользы. Поэтому, если бы ты вздумал принудить ближнего к терпению насильно, оказав ему в помощи и защите, то и сам ты сделал бы недоброе дело, выразил бы чувства злые и не христианские, и его принудил бы к терпению для души его бесплодному. Если ты откажешь в помощи и защите требующему помощи и защиты, то этим ещё более обидишь и огорчишь его и сам явишься немилосердным, бездушным, злым, жестоким саучастником наносимой ближнему обиды.


Выводы.

Так, братья, и нам в желании достигнуть спасения, в борьбе со страстями и искушениями, в делании всякого добра никогда не должно полагаться только на самого себя, но, прежде всего, неотступно просить Бога о благодатной помощи, на неё только надеяться и призывать. Не только силами, а этою благодатною силою и помощью Божьею, не видимо посылаемою нам спаслись все праведники, подвижники, пустынники, отшельники, явив удивительные и нечеловеческие дела и подвиги борьбы со страстями, умерщвления плоти и высоких евангельских добродетелей. Подкрепляемые этою невидимою благодатною помощью подвизались мученики и исповедники, перенося терпеливо бичевания и раны. Мучения и истязания плоти невозможные для одних сил человеческих, но возможные только при содействии благодатной помощи Божией. Призвав на помощь эту благодать Божию, они оставались невредимыми в огне, исцелялись от ран, укрощали ярость диких зверей, ходили по водам и творили многоразличные и удивительные чудеса, являя необыкновенную твёрдость духа и мужество среди мучений и обнаруживая нечеловеческие силы в терпении и перенесении этих мучений. Но те, которые полагались на свои только силы и не призывали в помощь благодати Божией изнемогали от лёгких ран, обессиливали от одного только вида мучений и падали, отрекались от Христа, не испытав даже мучения. Так и во всяком, добром деле, доколе мы надеемся на благодать Божию и с твёрдою верою просим у Бога Его благодатной помощи, мы стоим в добре, проявляем иногда великую твёрдость духа и силу воли в борьбе с препятствиями и побеждаем их, потому что благодать Божия помогает нам. Но коль скоро мы начинаем рассчитывать только на свои собственные силы и забываем о благодатной помощи, то и в лёгких даже и незначительных подвигах добродетели изнемогаем и падаем, оставляем подвиг часто из-за одного только страха пред его трудностью, перестаем творить добро иногда по одному только предубеждению против его непосильности.



2. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Дар покаяния - второй дар христианину от Господа.

Добродетель страха Божия
Страсть блуда




Плачь благочестивый; его виды и причины; душевная польза слёз благочестия. Время утешения.



Плачь во спасение и погибель.

Люди благочестивые смотрели на земную жизнь свою, как на время плача и слёз, и ожидали радости и утешения только в жизни небесной. Поэтому они всю жизнь свою проводили в слезах и плаче, постоянно устремляя свой, духовный взор к веку грядущему, и чая только там себе утешения. Они плакали не о мирских и телесных лишениях и утратах, не о благах земных, которые они презирали, и для которых у них не было слёз, а плакали о своей душе и о благах духовных, небесных. Именно высших благ они жаждали, которых и боялись потерять своими грехами, а потому оплакивали их. Поэтому их плачь, был всегда плачем благочестивый, во спасение; их слёзы были слёзы богоугодные. То оплакивали они грехи свои перед Богом, то смиренно сокрушались скорбели о том, что мало подвизаются в добрых делах и угождают Богу, то наконец, проливали слёзы умиления перед Богом. А потому у них и покаянная сокрушенная скорбь о грехах сопровождалась слезами, и помышление о своих добродетелях вызывало смиренные слёзы, и даже самая духовная радость. Их посещавшая, не обходилась без слёз. Вся жизнь их проходила в слезах и плаче.

Чтобы видеть этот плач во всей его глубине сердечной скорби и во всем обилии и продолжительности слёз, пойдём, благочестивый слушатель, в глубину безлюдных и необходимых пустынь, заглянем в пещеру, или тесную убогую келью старца отшельника.



С чего начну раскаяние …(с) блуда ли, или убийства?

Вот в безлюдном и никем не посещаемом месте одной финикийской пустыни мы видим пещеру, служившую некогда местом для погребения умерших людей. Вход в неё затворен, но мы приникнем к небольшому отверстию, оставленному в нём и посмотрим, что делается внутри пещеры. Там в одном углу собраны кости некогда погребенных здесь и давно уже истлевших людей, а посредине её стоит, преклонивши колена на землю, суровый, дивный старец подвижник. С великим воплем и рыданием, ударяя себя в грудь, он так взывает к Господу в покаянной молитве: «Боже мой! Как я воззрю на Тебя? С чего начну раскаяние моё, какого греха отпущения прежде всего начну просить – блуда ли, или убийства? Будь милостив мне недостойному, дай прощение моих лютых грехов, преблагий Владыка!» Это – праведный Иаков, по попущению Божью впавший в тяжкий грех блуда и убийства, кается пред Богом в этих своих грехах, и молит о помиловании и прощении. Вот уже десять лет, как он безысходно несёт в этой пещере тяжелый подвиг глубоко сокрушенного покаяния, дни и ночи проводя в непрестанной молитве, слезах и воздыханиях, с плачем и рыданиями себя в грудь и исповедуясь перед Богом в грехах своих. Не будем ни о чём спрашивать сего дивного старца, видя и без того его слёзы покаяния, ибо он ни с кем не беседует, никому ни говорит ни слова из вопрошающих людей, и отверзает уста свои только для покаянной молитвы к Богу. Но пойдём далее и перенесёмся мыслию в другую пустыню за иорданскую.



Пример: «О чём так сокрушаешься?»

Вот мы и опять в таком же диком, суровом и безлюдном месте негостеприимной пустыни за рекою Иордан. И опять мы видим, стоит коленопреклонённая женщина, погруженная в молитву к Богу с плачем и рыданиями. На ней нет никакой одежды, ибо одежда её истлела от продолжительности времени. Не прикрытое тело, то опаляется зноем, то страдает от ночного холода. Нет у неё никакого жилища, ни даже пещеры. Но вот, она в изнеможении от долгих трудов, борьбы, поста и бдения падает на землю и, проливая потоки слёз, не престаёт взывать к Богу о помощи. Подойдём к ней поближе, это преподобная мати Мария Египетская оплакивает свои прежние грехи по прочной молодости. Спросим её: О чём так сокрушаешься и так скорбно плачешь, преподобная мати Мария? Как же мне не плакать, отвечает она, искушения одолевают меня и не дают мне покоя даже в этой пустыни. Здесь нет и простой воды, а мне а мне хочется тех дорогих вин, которые прежде пила я без меры. Язык мой против воли настраивается повторять те безумные песни, которые прежде утешали меня. Тщетно стараюсь я бороться со своими злыми навыками. Всего более мучат меня и одолевают дурные мысли и греховные желания. И вот тогда, простершись по земле, я взываю к Богу о помощи, и не встаю до тех пор, пока не усмирится моё сердце. Так мучаюсь я вот уже семнадцать лет. Семнадцать лет борюсь с этими искушениями, с того самого времени, как покинула греховный мир и удалилась сюда в пустыню. Сокрушаюсь, плачу и прошу Бога, чтобы Он умиротворил моё сердце и дал покой моей душе». Трудная, как видите, братия, и борьба со страстями и грехами, особенно когда мы, долго предаваясь им, свыкаемся с ними. Много проливается людьми благочестивыми и праведными слёз в борьбе с греховными мыслями порочными желаниями и влечениями, до тех пор Господь не пошлёт им свою умиротворяющую благодать Святого Духа и не даст душевный мир и покой. Но, поучившись и этому благочестивому плачу, взывающему к Богу о благодатной помощи в борьбе с искушениями, пойдём далее и остановимся по пути на малое время в городе.



«О чём плачешь отче?»

Вот Александрия, город ближайший к Нитрийской пустыне в Египте. Сюда только что пришёл преподобный Памва – великий подвижник Нитрийской пустыни, оставивший пустыню на самое короткое время и то по вызову святого Афанасия архиепископа Александрийского. Едва он пошёл в город, как на встречу ему попалась одна явно грешная женщина в богатом наряде. Посмотрел на неё преподобный и горько заплакал. «О чём плачешь отче?» - вопрошает его бывшая с ним братия. «Две слёз моих, отвечает им подвижник: во-первых, плачу о гибели души этой женщины; во-вторых плачу о самом себе, о том что не столько забочусь об украшении души своей, сколько эта женщина заботится об украшении тела. Она желает нравится и угождать людям и тщательно украшается; я же мало стараюсь украсить душу, чтобы угодить Богу». Приложим и этот плач к сердцу. Это – слёзы смирения, плачь души, жаждущей добродетели и сокрушающий о том, что мало мы подвизаемся в добрых делах и угождаем Богу; чтобы безбоязненно и бестрепетно являться в светлый и украшенный чертог Отца Небесного. Оставим город, зайдём теперь в скит пустынный.



От постоянных слёз…. Выпали у него даже ресницы.

Вот сидит во своей тесной и убогой кельи старец Арсений великий. Он был некогда богат и знатен, изучал всякие науки, но теперь отрёкся от мира, чтобы служить одному Богу. В строгом посте и безмолвии проводит он свою жизнь, ест один сухой хлеб, и то в малом количестве, спит не более часа в целые сутки, посвящая всё остальное время молитве и рукоделию. Вот и теперь молча, он плетёт корзину из пальмовых ветвей, весь погруженный в молитву и богомыслие, и из очей его постоянно падают слёзы. Так плакал он всю жизнь. Плакал, и сидя в своей кельи за рукоделием, плакал постоянно, ибо ум его был постоянно погружен в богомыслие. Плакал он и стоя на молитве. Молитва. Его была такова, что продолжалась всю ночь и, когда наступал день воскресный, то он, выходя вечером в субботу из кельи и, ставши задом к заходящему солнцу, простирал руки к нему и стоял в таком молитвенном положении до утра, когда восходящее солнце начинало светить ему в лицо. От постоянных слёз и повседневного плача выпали у него даже ресницы из глаз, а за пазухою он постоянно держал плат, чтобы отирать им слёзы. Спрашивать ли нам, братия, у сего дивнаго старца, о чем он плачет? Но нам нет нужды предлагать ему этот вопрос, когда он сам объяснил братии причину этих своих слёз в час своей смерти. Когда наступил этот час смертный, то ученики и братия, пришедшие проститься с ним, увидели, что преподобный опять плачет. Видя его плачущим, ученики спросили: «Ужели и ты боишься смерти, отче?» И отвечал им преподобный: «Воистину страх этот был во мне во все дни иночества моего, от самого того дня, когда я принял на себя сей образ». Таким образом, постоянно устремляя мысли к Богу и к вечности, он всегда имел в памяти час смертный и то возбуждал в сердце своём страх грозного суда Божия и наказания, то умилялся размышляя о нескончаемом блаженстве праведников, а потому и плакал. Великое у него было умиление сердечное.



О чём ты плачешь?

Спасался некогда в покинутом иноческом капище один благочестивый старец, но враги спасения постоянно и всем силами старались препятствовать ему, искушали, соблазняли и старались отвлечь его мысли от Бога. Наконец в одно время они открыто пришли к нему и сказали: «Выйди из нашего места!» «Вы не имеете права!», ответил старец. Тогда они напали на него и, схватив за одежду, потащили вон из капища, но старец упёрся в двери и, изнемогая воскликнул: «Господи, помоги мне, спаси меня!» При этих словах бесплотные враги тотчас же исчезли и совсем оставили его. Заплакал тогда старец. «О чём плачешь?» спросил его невидимый голос. «О том, что ненавистники веры и добродетели осмеливаются так дерзко издеваться над рабом Господним» отвечал старец. «Ты сам виноват, возразил небесный голос, потому что забыл обо Мне; сам видишь, как только призвал меня, я и пришёл к тебе на помощь».



… нам стыдно и есть, смотря на себя плачущего!»

Зайдём ещё в обитель преподобного Пахомия и здесь мы увидим также удивительный пример необыкновенного умилённого плача. Жил здесь один инок, в мире бывший скоморохом, принятый и подстриженный самим великим Пахомием. Сначала он оставил своё занятие, а потом, спустя некоторое время. Опять стал возвращаться к своим прежним привычкам и снова стал творить своё скоморошество, на соблазн юным братьям. Несколько раз вразумлял и увещевал его преподобный, чтобы он исправился и оставил свои прежние привычки, но, не видя такого исправления, наконец, решил выслать его из обители. Раскаялся тогда инок, оставил своё скоморошество и по молитве преподобного приобрёл такое сокрушенное покаяние, что по все часы из очей его истекали слёзы, как потоком, а потом достиг такого умиления сердечного, что плакал постоянно и никак не мог воздержаться от слёз. Даже во время трапезы, когда братия просили его воздержаться от слёз, он не мог остановиться, и отвечал. «Ей хочу удержаться, но отнюдь не могу». «О чём ты плачешь?» Спросила его раз братия – «нам стыдно и есть, смотря на тебя плачущего!» На это инок ответил им: «Как же вы хотите, братия моя, чтобы я не плакал, когда я вижу здесь мужей святых мне грешному служащих, которые и праха ног я не достоин!» Не должен ли я плакать, что мне грешному скомороху служат такие чувства честные и богоугодные мужи!» Плачу во все дни, да не буду пожен огнём, множества ради грехов моих». Сам преподобный Пахомий дивился таковому его смиренному покоянию, умилению и говорил, что от самого построения обители он не видывал ещё такого смирения и умиления, какое видит в этом брате.



Причина благочестивого плача? Долго ли продолжается этот плач?

Напутствия.

Но довольно уже нам, братия, путешествовать, довольно мы видели плача и слёз. Воздадим хвалу Богу, дивному во святых своих, и возвратимся к себе, чтобы собраться с мыслями и понять всё нами виденное. О чём же плачут люди благочестивые, какая причина их слёз? Плачут они и о грехах своих, скорбно и сокрушенно каются в прежней своей греховной жизни, долго оплакивают и своё греховное падение. Этими слезами они омывают свои грехи, пробуждают в душе страх и отвращение к ним и благодатью Божьею очищаются от них. Плачут о своей лености, о совеем нерадении в служении Господу, сокрушаются с своём бессилии делать добро и угождать Богу. Этими слезами смиренномудрия они возбуждают и поощряют себя на беспрерывные и трудные подвиги высоких добродетелей, заставляют себя быть в постоянном служении Богу, угождать ему и приближаться к нему постом, молитвою, бдениями и трудами умерщвления плоти, служения ближним, делами милосердия, и получая на помощь благодать Божию, постоянно совершенствуются и достигают высоты своего спасения. Плачут на конец и от умиления сердечного, когда умиротворённая благодатью Божьею душа из достигает духовной радости. Тогда они плачут, возносясь постоянно мыслию к Богу и умиляясь душою перед ним. И все это плач духовный, печаль по богу и о спасении души, слёзы благочестия. Они очищают душу от грехов, привлекает к ней благодать Божию и помогает ей украситься добродетелями, как светлою одеждою, чтобы безбоязненно явиться в вечность и представить пред лицом судии всех Бога. Долго ли продолжается этот плач? Когда и где ждать обещанного за него Господом утешения? Утишаются кающиеся грешники и здесь на земле, когда получают от Бога умиротворяющую благодать св. Духа и начинают вкушать душевный мир и покой, достигают даже духовной радости. Так праведный Иаков получил такое утешение и успокоение души и совести через десять лет покаяния. Преподобная Мария Египетская получила покой и умиротворение души через семнадцать лет тяжёлой и трудной борьбы с искушениями в заиорданской пустыни. Но это утешение не полное. Полное и окончательное утешение последует в жизни вечной, когда ни плача, ни вопля, ни болезни не будет для них, и отымет Бог всякую слезу от очей их (Апок. 7.16; 21.4).

_________________
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Заповеди блаженства

Сообщение  Admin в Пн Июн 30, 2014 8:57 am

3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Кротость – деятельное смирение.
Добродетель послушания
Страсть гнева


Высота добродетели кротости и смирения; в чём состоит эта добродетель и в чём проявляется?

В одно время Диавол, многократно, но безуспешно возбуждающий в преподобном Макарие Египетском дух гордости, принужден был сам признать его победителем над собою через высоту его смирения и кротости, и сказал ему: «Макарий! Всё, что ты делаешь, делаю и я. Ты постишься, а я совсем не ем; ты бодрствуешь, а я совсем не сплю. Одним только ты побеждаешь меня – кротостью и смирением, которых я не имею». Так, братия, высока добродетель кротости, ибо она отличает существо доброе от существа злого. Утрата этой кротости послужила причиною падения добрых духов и превращения их в злых. Они сделались в мире источником зла, почему и Бог противится, а смиренными же напротив даёт благодать.



В чём же состоит эта добродетель, как и в чём, проявляется?

«Иди к мертвецам…»

Вопросил однажды того же преподобного Макария некоторый юноша, желавший сделаться иноком: как мне должно поступить, чтобы спастись? Макарий, желая научить его кротости и смиренно, послал его на кладбище, сказав: «Или к мертвецам и сначала ругай их, потом хвали; ты услышишь, что они тебе ответят». Юноша пошёл и исполнил это приказание старца. Когда он возвратился, то преподобный спросил его: «Что отвечали тебе мертвые?» «Они были безмолвны и к похвале и к порицанию», отвечал юноша: молчали, когда я их хвалил: «Иди и ты будь таков же, сказал ему преподобный. Если для тебя будет поношение как похвала и похвала как поношение, бедность как богатство и недостаток как обилие. То ты не умрёшь и спасёшься».

Итак, быть кротким значит быть равнодушным к похвалам и терпеливым к порицаниям и обидам от других людей? Не гневаться, не раздражаться, не оскорбляться, не озлобляться, когда тебя обижают, злословят или порицают, не гордиться, не превозноситься, не тщеславиться, когда и хвалят другие. Не только не оскорблять самому никого, но не отвечать другим оскорблением за оскорбление, как словом, так и делом. Не только никогда не презирать, не порицать, не осуждать, но считать себя самого низшим и худшим из всех, а потому всем служить, угождать, подчиняться, и терпеливо переносить все оскорбления и обиды.

И действительно люди смиренные и кроткие не только бывают, равнодушны к похвале, но даже избегаю, боятся, презирают её, считая славу человеческую главным препятствием к достижению славы небесной. Она пробуждает гордость и возбуждает зависть в других, ибо при похвале людской всегда бывает не столько людей хвалящих, сколько завидующих, а всё это служит препятствием к спасению. Поэтому святые и праведные мужи всячески избегали славы человеческой, побеждая в себе тщеславие кротостью.



«…он старец безумный и весьма лживый, и житие ведёт распутное».

Однажды некоторый благочестивый вельможа, наслышавшись о высоких подвигах и добродетелях преподобного Моисея Мурина, бывшего некогда разбойником, пожелал видеть его и нарочно с этой целью прибыл в скит, где жил преподобный. Моисей, узнав об этом, бежал из своей кельи чтобы скрыться, но, проходя по двору монастырскому, встретил на пути этого вельможу, который и спросил у него: «Где келья Моисея?» «На что тебе его?» - ответил Моисей: «Он старец безумный и весьма лживый, и житие ведёт распутное». Так и не открыл себя вельможе преподобный, избегая славы человеческой и унижая пред ним сам себя. Много предпринимал разных подвигов преподобный Паисий Великий, но всякий раз, как только какой-нибудь подвиг его делался известным, он немедленно оставлял его и начинал другой. Ученики его, заметив это, раз спросили: для чего он так делает? Для того, отвечал преподобный, чтобы не повредить делу похвалою, и оставить его не прикосновенным, ибо великий вред – похвала людская. Кто трудится из-за неё, тот не спасётся, ибо он трудиться из-за суетной славы человеческой, которая приносит ему вред. Поэтому и братьям, спрашивавшим у него какая есть высшая добродетель и высший подвиг, он отвечал: Та есть высшая добродетель, которая твориться в тайне».

Как равнодушны мужи которые к похвалам и всегда уклоняются от них, так терпеливы, бывают и к порицаниям, обидам, оскорблениям, причиняемым другими, хотя бы и напрасно, невинно переносили их. Но они терпят эти обиды и оскорбления не потому, что презирают их и бывают, равнодушны к ним, как иногда переносят некоторые оскорбления и люди гордые, чтобы показать презрения к своим оскорблениям. Нет, кроткий переносит их благодушно и терпеливо потому, что считая себя человеком грешным и виновным перед Богом и перед людьми, признаёт себя достойным всяких оскорблений, и считает все их для себя заслуженными. Поэтому не с гордостью и презрением он терпит и переносит эти обиды, но с раскаянием и сокрушением сердечным, скорбя о том, что он заслужил их своими греховными делами если не теми, за которые терпит, невинно, то другими, если не в настоящем, то в прошедшем. Такой человек надеется благодушным перенесением обид и терпением загладить грехи и получить прощение от Бога. Поэтому он и бывает безответен пред своим оскорблением и не питает к нему ни какого зла. Этим кротость в перенесении обид отличается от презрения к обидам, свойственного людям гордым и надменным, которые хотя иногда и не отвечают на обиды, желая выразить тем, своё презрение к обидчикам, но в душе мятутся и злобствуют. Какие бывают эти чувства кроткого, при перенесении обид, мы можем видеть из следующих примеров.



«… по делом тебе, пёс окаянный!»

Когда поставляли преподобного Моисея Мурина в сан священника, то епископ произведши его в первую степень священства, и желая испытать его кротость, выгнал его из алтаря вон, говоря: иди вон, недостойный! Моисей кротко вышел и , ставши на заднем месте храма, стал сам себя порицать и укорять, говоря: «и по делом тебе пёс окаянный! Достоин ли ты, чтобы дерзнуть войти во святыню? Ты не человек, как же ты смеешь идти к людям и стать на ряду со служителями Божиими!» Услышав это, клирики передали слова эти епископу, и епископ, снова призвав его в алтарь и хиротонисал его во пресвитера. После окончания службы спросил: «О чём ты помышлял, когда изгнан был из алтаря и снова возвращён?» Моисей отвечал: «Уподобил себя псу, который изгоняемый бежит, призываемый же снова возвращается, бежа поспешно». «Во истину ты достоин благодати Божией, сказал епископ, ибо смиренным Господь даёт благодать».



Сверх того говорят, будто бы ты еретик.

В одно время к преподобному Агафону пришли иноки с тем, чтобы испытать его кротость и незлобие сердца. «Ты ли авва Агафон?» - спросили они его, как бы пришедшие из далека и не знающие его. «Видите перед собою грешного раба Господня», - отвечал старец. «Носится слух, - сказали иноки – будто ты человек гордый, надменный и не воздержный». «Совершенная правда!» - отвечает праведник. «Мы слышали также, будто бы ты лжец, клеветник, любишь пересуживать других», продолжали иноки. «И это правда» кротко отвечал Агафон. «Сверх того говорят, будто бы ты еретик», присовокупили иноки: «Напрасно, возразил старец, я не еретик». Тогда пришельцы спросили его: «Для чего же прочие пороки ты на себя принимаешь, а от последнего отрицаешься. Перечисленных ранее пороков нельзя и не приписать себе, поелику они естественны человеку, и все мы грешны, отвечал старец; а ересь есть Богоотступничество, чего я, хотя и грешный человек, никак на себя принять не могу и не хочу». И действительно, нет такого оскорбления, такой обиды, которые бы мы, строго припоминая и разбирая свою жизнь, могли признать для себя совершенно незаслуженными.



Преподобный Ефрем Сирин, когда ещё был юношей, был заключён в темницу.

Если мы не виновны в том, в чём нас обвиняют, за что оскорбляют, то имеем множество, других виновностей, за которые достойно нам понести и эти обвинения или оскорбления. Преподобный Ефрем Сирин, когда ещё был юношей, был обвинён в краже овец у пастухов, которых растерзали волки. Так как не возможно было ему доказать свою невинность, то он был заключён в темницу. Вместе с ним содержались два человека, которые так же, как и он, были осуждены несправедливо, и все они сильно роптали на свою участь, негодуя на неправедных судей и на не заслуженность наказания. Но в одну ночь Ефрем услышал во сне голос, говоривший ему: «Будь благочестив и кроток, и уразумеешь помысл Божий. Перебери все свои дела и мысли и поймёшь, что если ты теперь и безвинно наказан, то заслужил наказание прежними поступками». Проснувшись и поражённый этими словами, он стал припоминать все свои дела, и нашёл, что действительно был достоин наказания. Он рассказал свой сон товарищам, и они, подумав немного, так же согласились, что за несколько времени пред этим они действительно совершили преступления подобные тем, за которые теперь безвинно были осуждены, и которые тогда остались не наказанными. С этого времени стали они переносить несправедливость терпеливее и благодушнее. Потому-то истинно кроткий и смиренный все обиды, огорчения и оскорбления, причиняемые ему другим, переносит всегда безропотно, без озлобления, без ожесточения, а с действительным сокрушением в сердце, признавая себя достойным этих оскорблений, если не по настоящим действительным провинностям, то по другим своим грехам, и терпит с радостью, что он может своими терпением хотябы несколько загладить их перед Богом.



«Простите меня отцы святии, грешен есть. Более же ныне радуюсь о том, что я пострадал неповинно».

Раз в одной Египетской киновии ночью похищены были священные сосуды из храма. В краже этой братья обвинила своего же инока, преподобного Дулу страстотерпца, потому только, что он, за некоторую болезнью телесною, не пришёл в этот день в церковь на утреннее правило, между тем, как прежде всегда приходил первый. Привели его на соборный суд к старцам. Сначала преподобный оправдывался и говорил, что он невиновен во взводимом на него обвинении. Но явились многочисленные клеветники из братии, которые стали взводить на него разные другие обвинения. Один говорил: «Я видел его тайно ядущим братские овощи». Другой говорил, что видел его крадущим хлеб и сбывающим его из монастыря. Третий – что видел его пиющим тайно монастырское вино. Слыша все эти обвинения, и видя, что его оправданим не верят, преподобный перестал оправдываться и на все вопросы своих судей отвечал молчанием, смиренно повторяя только одно: «Простите меня отцы святии, грешен есть». Его признали виновным, лишили иноческого чина и отослали к гражданскому судье, который подверг его ужасным пыткам и истязаниям, чтобы выпытать, куда он скрыл похищенные сосуды. Тогда, видя его жестокие мучения и страдания, действительный похититель сосудов сжалился над ним, пришёл в раскаяние и, явившись к настоятелю обители, сознался в своей вине. Измученного Дулу преподобного тотчас же освободили, и раскаявшаяся братия стала у него просить прощения. Он же плача сказал братии: «Простите меня отцы и братия, великое вам воздаю благодарение, что ради кратковременных страданий, которые вы мне причинили, я избавлюсь вечных мук и сподоблюсь милосердием Божиим великих благ. Я и всегда радовался, слыша ваши укоризны и поношения себе, надеясь тем избавиться великого о грехах своих стыда, когда придёт Господь во славе своей, откроет тайные дела и объявит сердечные намерения. Более же ныне радуюсь о том, что я пострадал неповинно».



… научитесь от Мене, яко кроток есть и смерен сердцем.

Высока, братия, добродетель кротости, ибо она являет в нас нашу доброту и незлобие сердца, покорность Богу и преданность Его воле и провидению, почему и приятна Ему. Все существа добрые суть существа кроткие, ибо кротость есть незлобие, а добрый не может быть злобным. Кротки на небесах ангелы Божии, ибо они служат Богу и покорны Ему; и сам сатана, доколе был кроток и не возгордился, был существо доброе, находился в числе ангелов. И сам Господь наш Иисус Христос, не смотря на то, что был безгрешен и Бог, был кроток, как Сам о себе говорит: «Научитесь от Мене, яко кроток есть и смирен сердцем». Должны быть кроткими. Поэтому и мы, незлобивыми, не завистливыми, не ненавистниками, не гордыми, не тщеславными, но снисходительными, терпеливыми, покорными воле Божией, чтобы служить Ему в простоте и незлобии сердца терпением, очистить свою душу от грехов, смирением приближаться к Нему и чрез то наследовать царствие небесное.



Что значит обетование Господа, что кроткие наследят землю? Кротость есть сильнейшее орудие против врагов и средство к достижению мира. Кротким, обещает Господь, наследование или обладание землёю: блажены кротцыи, яко тии наследят землю. Что же значит это обещание? Когда и как оно исполняется?

… кроткому, незлобивому и терпеливому человеку всегда и везде живётся спокойнее…



Исполняется оно частью и здесь на земле. Сама церковь Христова, как общество людей кротких и мирных верующих во Христа, как духовное царство любви и мира, победила мир кротостью и терпение и распространилась по всей земле. Кротостью и терпением она победила своих первых жесточайших врагов – язычников, жестоко гнавших её, мучивших и терзавших невинных христиан, терпеливо и кротко переносивших их мучения. Кротостью и смирением первенствующие христиане привлекли и расположили к себе этих своих гонителей, обратили их к вере Христовой и приобщили к своему духовному царству – Церкви Божией. Кротость, таким образом, восторжествовала над жестокостью и злобою гонителей, и кроткие христиане мало помалу распространились по всей земле, сделавшись её обладателями.

Если у нас нет врагов внешних, открыто нападающих на нас, то у каждого есть враги внутренние – наши страсти. И с этими врагами всегда борется успешнее, живёт мирнее и спокойнее тот , кто умеет вражде противопоставить кротость и смирение. В жизни и сношениях с людьми неприятностей, обид, оскорблений и вражды не избежит никто, но кто, имея добрую незлобивую душу и кроткий уступчивый нрав, умеет благодушно переносить всё это, тот живёт спокойнее. Поэтому кроткому, смиренному, незлобивому и терпеливому человеку всегда и везде живётся спокойнее, нежели людям сварливым и злобным. Кто не хочет переносить никаких неприятностей и даже неприятностей и даже малейшего огорчения от других людей, тот и в хорошем обществе, в среде добрых людей никогда не уживается; а кто благодушен и готов переносить всякие неприятности, тому спокойнее живётся в обществе людей не всегда миролюбивых и даже злых.
Терпение!»

Жил некоторый инок в одном монастыре и он был любим пятью старцами, которые обходились с ним хорошо. Но не понравился он здесь одному старцу, который и стал оскорблять его разным образом. Инок не вытерпел оскорблений этого старца и, оставив обитель, удалился в другую обитель. Здесь восемь старцев полюбили его и обходились с ним дружески, любезно, но за то два старца ненавидели его. Из-за этих двух старцев, инок оставил и эту обитель и ушёл в третью. Но там семь только братьев оказывали ему некоторое расположение, а пятеро посмотрели на него с презрением и относились к нему недоброжелательно. Инок опять решился оставить и эту обитель и искать себе нового убежища. Но на пути он стал размышлять о своём злосчастии и ужасался, думая: а что если с ним везде будет случаться тоже самое и в других местах. Стал он придумывать средство, как бы ему ужиться на одном месте, и после долгого раздумья вдруг воскликнул: «Терпение!». Обрадовавшись, что он нашёл такое средство, он взял свиток бумаги и написал «Терпи!». Потом вошёл в первый попавшийся ему монастырь, где и поселился. Не смотря на то, что здесь иногда приходилось ему терпеть огорчения и обиды, не только от одного или двух, но и от всей братьи, он следуя данному обету, никогда даже в мыслях не покушался переменить обитель. Провёл же в ней всю свою остальную жизнь, гораздо спокойнее, нежели когда переменял места.



… самое сильное оружие в руках христианина.

Муж кроткий и смиренный сам никого не обидит, не оскорбит, но всегда бывает пред всеми покорен, уступчив, ко всем снисходителен, потому везде и уживается. Как человек безобидный, он всегда меньше вызывает вражды и к себе, меньше получает обид и оскорблений, меньше имеет врагов и обидчиков и мирно владеет свои достоянием. Если же иногда и у него являются враги, то он побеждает их своим незлобием и терпением. А это – самое сильное оружие в руках христианина для победы над всякою враждою и злобою, ненавистью, завистью, клеветою, обидами, оскорблениями, притеснениями для достижения мира внутреннего. Всякое другое мирское орудие, к которому прибегают люди для защиты и обороны от врагов, всегда встречает равное себе или сильнейшее в руках противника. Но против незлобия, которыми вооружается кротость, нет другого равного ему или побеждающего его оружия в руках врага. Оно укрощает гнев, поглощает злобу, приводит врага или противника в стыд и раскаяние, нередко даже размягчает, и умиляет сердца самых чёрствых и жестоких людей, покоряет их себе, преклоняет пред собою и приводит их к исправлению и обращению на путь добра и правды. А через это, кротость всегда достигает победы и мира. Люди кроткие всегда благодушествуют и живут мирно. Желаете ли знать всему этому примеры? Посмотрите, как кротость побеждает злословие и клевету, добровольно подчиняясь им и благодушно всё перенося.



… сделавшись беременною, оклеветала святого.

Когда преподобный Макарий Египетский в безмолвии, посте и уединенной молитве совершал свои подвиги в пустыне, то одна девица близ лежащего к пустыне селения, сделавшись беременною, оклеветала святого, как виновника своего греха. Жители этого селения возненавидели святого, стали поносить его, оскорблять, и подвергли даже побоям. Но преподобный кротко и без ропота переносил эти оскорбления, не стал даже оправдываться в своей невинности и благодушно принял на себя даже обязательства кормить эту девицу. Промысл Божий, однако же, вскоре открыл его невинность. Настало время родить несчастной девице, но она подверглась страшным мукам при родах. Она не могла разрешиться от бремени, пока пред всеми не объявила о невинности Макария и не выдала истинного виновника своего греха. Тогда жители селения, вспоминая свои обиды и оскорблении святому, пришли в раскаяние и сожаление и собрались идти к нему просить прощения. Но преподобный, узнав об этом и избегая славы человеческой, скрылся в другую дальнейшую пустыню.



… как кротость и смирение погашает вражду.

Посмотрите затем, как кротость и смирение погашает вражду, пресекает зависть, ненависть, злобу и из врагов делает друзей и доброжелателей, водворяя мир. Жил в Египте, в пустыне, некоторый старец, великий подвижник, которого все окрестные жители высоко чтили и приходили к нему просить благословения и духовных советов. И вот, когда он пользовался такою общею славою и привлекал к себе народ, в это самое время пришёл в Египет преподобный Пимен великий и, поселившись в той же самой пустыне, основал для себя обитель. Слава преподобного стала привлекать к нему народ, и большая часть людей, обращавшихся прежде к старцу за советом и благословением, теперь оставили его и стали приходить к преподобному Пимену, так что келия его была постоянно полна народом, тогда как келия старца-пустынника совсем опустела. Разгневался тогда старец на преподобного. Стал завидовать ему и питать к нему вражду, говоря о нём злые слова. Услышав об этом, преподобный Пимен опечалился, стал, душою о старце, и сказал своей братии: « Что нам делать с этими легкомысленными людьми, которые, оставив святого мужа, приходят к нам – ничего не значащим? Чем уврачуем гнев великого отца? Приготовим пищу, возьмём с собою немного вина, отнесём и вкусим вместе с ним, быть может, этим размягчим и умилостивим его душу». Так они и сделали, сварили пищи, достали немного вина и подойдя к келии удручённого горестью старца, постучались в дверь. «Кто там?» спросил ученик пустынника. «Скажи твоему авве, отвечал преподобный, что Пимен с братиею пришли принять от него благословение». Услышав имя Пимена. Старец воспылал гневом и велел ученику сказать пришедшим: «У меня нети времени видеть вас, уйдите отсюда!» Но Пимен с братиею на это кротко ответили: «Не отойдём мы отсюда, пока не сподобимся принять благословение у святого мужа», и палимые зноем, они продолжали стоять у дверей келии. Наконец старец, видя смирение и терпение пришедших, умилился душою, отверз им двери, принял их с братским лобзанием и беседовал с любовью. «Простите, не только справедливо всё то, что до сего времени я слышал о вас, сказал им пустынник в заключении беседы, но вижу в вас и стократ более добрых дел, чем сколько слышал», и с этого времени сделался любезным другом и собеседником святого.



… нам не следует убивать никого.

Кто не знает, наконец, как кротость размягчает и умиляет сердца самых жестоких обидчиков, злодеев и мучителей, обезоруживает их гнев и злобу и приводит в раскаяние и исправление? В одно время на преподобного Моисея Мурина напали ночью в его келии четыре разбойника. Преподобный, так как был сильнее их, одолел их, связал и, возложив на плечи, как бремя, принёс в монастырь, сказав братии: «Вот эти люди напали на меня, я их связал, но мне не подобает обижать никого, что повелите с ними делать?» «Отпусти их, отвечал игумен, нам не следует убивать никого». Разбойники так были тронуты этою кроткою снисходительностью, что умилились сердцем, раскаялись в своих делах и, оставили разбой, поступили в иноки и сделались людьми добродетельными и подвижниками. Но это торжество кротости и терпения над злобою и ожесточением врагов особенно ярко сияло и сияет во время гонений на христиан ха веру. В истории этих гонений мы видим бесчисленные примеры того, как кротость, незлобие и терпение мучеников смягчает злобу мучителей, умиляли их души, покоряли их сердца и обращали к Христовой вере.



Итак, что нужно, чтобы достигать мира и жить в спокойствии и мире?

Кротостью и незлобием христианину должно побеждать врагов и погашать злобу, чтобы достигать мира и жить в спокойствии и мире. Злоба порождает только злобу, и чем больше мы отвечаем злом на зло, оскорблением на оскорбление, тем больше злоба с обеих сторон только усиливается и ожесточается, возмущая мир и лишая обоих их спокойствия. Такие люди взаимно друг от друга оскорбляют: если друг друга угрызаете и съедаете, говорит апостол, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом (Галл.5.15). А кроткие, незлобивые и смиренные сердцем, уклоняясь от всякой вражды и побеждая её одним терпением, хранят мир и наследуют землю. Ибо они не привязаны бывают к этому наследию земному, зная, что их истинное отчество на небе. Поэтому таковые добровольно уступают во всем место другим, не ищут в судах своих прав, когда кто нарушает законы человеческие. Они не сопротивляются, когда кто посягает на их собственность, не враждуют, не мстят за обиды. Но всё терпеливо переносят, храня мир в ожидании себе наследия вечного на небесах, по слову писания: «Верую видеть благая Господня на земли живых»(Пс.26.13).



О том, что значит евангельская заповедь не противиться злу и обидам, и не противно ли этой заповеди защищать ближних?

Приходится, братия, нередко выслушивать относительно терпеливого перенесения обид возражение такого рода, что если Спаситель заповедал нам быть кроткими, незлобивыми, терпеливыми не только никого не обижать, но и с охотой переносить обиды, то не погрешаем ли мы, защищая от обид своих близких? Ибо, защищая их и предотвращая от обиды, мы этим самым как бы лишаем их возможности исполнять евангельскую заповедь о терпении, и отнимаем у них средство к достижению Блаженства. Не поступаем ли мы, наконец, противно духу евангельской кротости и терпения, когда ведём войны с неприятелями, защищаем отчество от врагов. Есть люди, которые не понимают духа христианской веры, предлагают не противиться злу, которые доказывают, что не следует, как самому защищаться от обид, так и защищать других (сектанты, иноверцы).

Скажем вам, прежде всего, что вопрос этот вовсе не христианский инее христианами он придуман, а придуман врагами христианства.



… бьющим в ланиту (по лицу) обращать другую, вы же поступаете не так…

Ещё слишком за тысячу лет назад, когда святый философ Константин, просветитель славян, посланный греческим Императором к сарацинам для прения о вере, пришёл в столицу их, то неверные, в числе других вопросов и возражений против христианской веры, предложили ему следующее: « Христос есть Бог ваш, сказали они, почему же вы не поступаете так, как он повелевает вам? Он заповедал вам молиться за врагов, добро творить ненавидящим и гонящим вас, бьющим в ланиту (по лицу) обращать другую, вы же поступаете не так: если кто обидит вас, вы изощряете меч, выходите на войну, убиваете. Почему же вы так делаете?»

Что же ответил им на это святый философ?

Выслушав их возражения, он спросил у них: «если в каком-нибудь законе будут написаны две заповеди, то который человек будет более совершенным исполнителем закона: тот ли, который исполняет одну, или тот кто исполняет обе заповеди? Тот вернее служит Богу, который исполняет обе заповеди», отвечали агаряне. «Правильно вы рассудили, продолжал святый философ. Итак, теперь рассудите сами: истинно, что Христос повелел нам молиться за обижающих нас и благотворить им. Но Он же сказал так же нам, что большей любви никто из нас явить в этой жизни не может, как если кто положит душу свою за друзей своих. Итак, свою обиду терпит каждый из нас, когда она причиняется нам, как людям частным. Но в обществе мы друг друга защищаем, жертвуем своею жизнью, чтобы вы, пленив наших сограждан вместе с телом, не пленили и их души, принудив их к отречению от веры и богопротивным действиям. Ведь вы, если покорите, какую-нибудь землю, то всех принуждаете принимать вашу веру и лишаете небесного царствия. Так лучше нам предавать телесной смерти некоторых из ваших воинов, чем, если многие из наших братьев по вере умрут чрез вас духовною смертью». Итак, наши христолюбивые воины, защищая отечество от врагов, защищают не только временную жизнь своих ближних- соотечественников, выражая и этим высокую евангельскую любовь к своим ближним, но защищают и их вечную жизнь, их спасение. Ибо, защищая отечество, они охраняют святую церковь православную, в которой мы спасаемся. Охраняют святую веру православную, чрез которую мы получаема спасение, и которая с падением и разрушением отечества от врагов неминуемо колеблется и подвергается насилию. Потому-то и святая церковь своих воинов, положивших живот свой на поле брани, причисляет к сонму мучеников, за веру и отечество убиенных, и называет их Христолюбивыми.



… различие между обидою частною… и обидою общественною.

Итак, есть братья, большое различие между обидою частною, причиняемою отдельному человеку, и обидою общественною, причиняемою целому обществу. Частные, свои личные обиды мы должны терпеть по заповеди евангельской, должны принимать и переносить их кротко, незлобиво, терпеливо, чтобы чрез терпение спасти свои души. Но когда обида наносится целому обществу – государству, отечеству, к которому мы принадлежим, тогда мы обязаны защищать своё общество от этой обиды по заповеди Христа о любви к ближним: «Нет больше той любви, как если, кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн.15.13). Эта заповедь повелевает душу свою полагать за друзей своих, потому, что в христианском обществе хранятся драгоценнейшие залоги и средства нашего спасения – святая Церковь и святая вера, без которых нам невозможно спастись, если одолеет враг, всегда силящийся ниспровергнуть их.



Может быть, мы не должны защищать своих ближних от обид, наносимых своими же ближними. Этим мы представим им средство и случай к терпению. Может быть, мы погрешаем, совею защитою лишая их этой добродетели – терпения?

Есть братия, также большое различие между обидою, причиняемою нам самим, и обидою, наносимою ближнему, и иначе должно относиться к своей личной обиде, иначе к обиде ближнего. Свою обиду может каждый из нас терпеть. Но если мы, видя брата обижаемого и просящего защиты, откажемся защитить его, хотя бы с такою, по-видимому. Благовидною мыслью, чтобы доставить ему, случай к терпению, то мы эти поступком выразим не христианские чувства и обнаружим отсутствие любви к ближнему, холодность. Таким образом сделаемся сами, как бы участниками этой обиды, наравне с самим обидчиком – врагом: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Лук. 11.23), говорит Спаситель. Отказываться от защиты своего ближнего, чтобы доставить ему, случай к терпению, мы этим самым выразили бы желание, чтобы ему нанесена была эта обида, а это желание вовсе не христианское и свойственно врагу, а не доброжелателю, почему и делает желающего соумышленником и соучастником этой обиды, неправды или оскорбления. Желающий, чтобы воры обокрали его ближнего и видящий совершение этого воровства, но не воспрепятствовавший ему, потому что он желал, чтобы кража была совершена, есть враг своего ближнего и соучастник воровства. Так же, если мы видим обиду, наносимую нашему ближнему инее хотим защищать его, а в тайне сердца наоборот желаем, чтобы причинена была ему эта обида, тогда мы делаемся соучастниками обиды и врагами своего ближнего.



Но как же нам исполнять эту заповедь Спасителя о терпении и кротости, если не будет обид? Кто же и от кого будет терпеть, если все мы будем всех охранять и защищать от обид?

Спаситель заповедал нам также строгое воздержание, пост и прочие добродетели. Что же, ужели должны мы насильственно отнимать у ближнего все, что считаем для него излишним тиз имущества, чтобы принудить его к воздержанию? Ужели не должны подавать милостыни нищему, чтобы заставить его поститься? В деле спасения и исполнения христианских добродетелей и евангельских заповедей важна добрая воля каждого, а не принуждение. Иной желает терпеть обиды, иной нет. Кто может, тот терпит без принуждения, сам охотно подчиняется обиде и не требует чужой помощи.



«Вы забыли в келии вот этот мешочек!»

В одно время преподобный Макарий застал воров, обкрадывающих его келию, и сам стал помогать им, укладывать свои вещи на осла. В другой раз, у одного старца, воры обобрали всё, что было в его келии, и старец равнодушно смотрел на это. Когда же воры удалились, то старец вспомнил, что у него был мешочек с деньгами, незадолго пред тем принесенный ему одним боголюбцем. Старец достал этот мешочек и побежал догонять воров, крича: «Вы забыли в келии вот этот мешочек!» Здесь мы видим терпение и нестяжательность добровольные. А кто не желает терпеть, тот хотя и будет переносить обиды и оскорбления по необходимости, но с ропотом с озлоблением, а потому и терпение его будет бесплотно.



Наставления.

Во всех этих примерах вы, братия, видите, что побеждает злобу и исправляет порок любовь, облечения в кротость и смирения, выраженная кротким, сострадательным словом, или участливыми слезами.

«Отойди прочь с отрекшимися от Бога, я не хочу говорить!»

А вот пример благоразумной строгости для вразумления заблуждающихся, хотя и преисполненный той же кроткой любви. И строгость не сварливая, не злоречивая, но исполненная любви и участия, всегда может приносить добрые плоды особенно в жизни семейной и домашней. Однажды один из учеников преподобного Паисия Великого, отлучившись из обители, встретил на пути еврея, который, вступив с ним в разговор, стал хулить Христа и говорил, что Иисус Христос был человек и что Моисей ещё не приходил. Ученик, выслушав еврея, отвечал равнодушно: «Может быть и так». Возвратившись к преподобному, он заметил, что преподобный обращается см ним не так как прежде, а отворачивается от него и не говорит с ним. Это огорчило его, и он спросил: «Почему, отец святый, ты отворачиваешься от ученика своего и презираешь его?» «Я не знаю тебя, мой ученик был христианин и имел на себе крещение благодати, если же ты тот самый, то почему благодать Божия оставила тебя, и образ христианина отнят от тебя? Разве что случилось с тобою, расскажи!» «Я ничего не сделал, отвечал ученик, прости меня, отец святый». Но преподобный не смягчил своего гнева и сказал: «Отойди прочь с отрекшимися от Бога, я не хочу говорить!» Ученик горько заплакал и стал снова уверять, что он ничего не сделал. «С кем говорил ты на пути?» - спросил преподобный Паисий: «С одним евреем». «Что же он сказа тебе, и что ты ему отвечал?» «Он сказал мне: тот, кого вы почитаете Христом, не есть Христос, а Христос ещё должен прийти; а я отвечал ему: может быть и так». Тогда отец воскликнул: «Что же может быть хуже слов твоих, которыми ты отрёкся от Христа и святого крещения? Уйди от меня, и плачь о грехе своём!» Ученик тут понял, как он тяжко согрешил. Он пал на колена и со слезами просил у старца, чтобы он простил ему и помолился Богу о его прощении. По молитве старца Господь в видении открыл ему, что Он прощает грех отрекшемуся. Видите, братия, что только любовь кроткая и сострадательная, а иногда и строгая может исправлять других, а не гнев и раздражение, всегда выражаемые браными язвительными и укоризненными словами. Поэтому надобно сдерживать свой гнев, который правды БОжией не творит, надолго обуздывать свой язык от бранных слов, которые никому не приносят пользы, а только вред. Надобно тщательно заботиться и наблюдать за собою, тчобы никакое гнилое слово не исходило из уст твоих, потому что за каждое слово праздное воздадим мы ответ в день судный. И если и впадёт человек в некое прегрешение, то такового должно исправлять в духе кротости.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Заповеди блаженства

Сообщение  Admin в Пн Июн 30, 2014 8:59 am

3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Кротость – деятельное смирение.
Добродетель послушания
Страсть гнева


Высота добродетели кротости и смирения; в чём состоит эта добродетель и в чём проявляется?

В одно время Диавол, многократно, но безуспешно возбуждающий в преподобном Макарие Египетском дух гордости, принужден был сам признать его победителем над собою через высоту его смирения и кротости, и сказал ему: «Макарий! Всё, что ты делаешь, делаю и я. Ты постишься, а я совсем не ем; ты бодрствуешь, а я совсем не сплю. Одним только ты побеждаешь меня – кротостью и смирением, которых я не имею». Так, братия, высока добродетель кротости, ибо она отличает существо доброе от существа злого. Утрата этой кротости послужила причиною падения добрых духов и превращения их в злых. Они сделались в мире источником зла, почему и Бог противится, а смиренными же напротив даёт благодать.



В чём же состоит эта добродетель, как и в чём, проявляется?

«Иди к мертвецам…»

Вопросил однажды того же преподобного Макария некоторый юноша, желавший сделаться иноком: как мне должно поступить, чтобы спастись? Макарий, желая научить его кротости и смиренно, послал его на кладбище, сказав: «Или к мертвецам и сначала ругай их, потом хвали; ты услышишь, что они тебе ответят». Юноша пошёл и исполнил это приказание старца. Когда он возвратился, то преподобный спросил его: «Что отвечали тебе мертвые?» «Они были безмолвны и к похвале и к порицанию», отвечал юноша: молчали, когда я их хвалил: «Иди и ты будь таков же, сказал ему преподобный. Если для тебя будет поношение как похвала и похвала как поношение, бедность как богатство и недостаток как обилие. То ты не умрёшь и спасёшься».

Итак, быть кротким значит быть равнодушным к похвалам и терпеливым к порицаниям и обидам от других людей? Не гневаться, не раздражаться, не оскорбляться, не озлобляться, когда тебя обижают, злословят или порицают, не гордиться, не превозноситься, не тщеславиться, когда и хвалят другие. Не только не оскорблять самому никого, но не отвечать другим оскорблением за оскорбление, как словом, так и делом. Не только никогда не презирать, не порицать, не осуждать, но считать себя самого низшим и худшим из всех, а потому всем служить, угождать, подчиняться, и терпеливо переносить все оскорбления и обиды.

И действительно люди смиренные и кроткие не только бывают, равнодушны к похвале, но даже избегаю, боятся, презирают её, считая славу человеческую главным препятствием к достижению славы небесной. Она пробуждает гордость и возбуждает зависть в других, ибо при похвале людской всегда бывает не столько людей хвалящих, сколько завидующих, а всё это служит препятствием к спасению. Поэтому святые и праведные мужи всячески избегали славы человеческой, побеждая в себе тщеславие кротостью.



«…он старец безумный и весьма лживый, и житие ведёт распутное».

Однажды некоторый благочестивый вельможа, наслышавшись о высоких подвигах и добродетелях преподобного Моисея Мурина, бывшего некогда разбойником, пожелал видеть его и нарочно с этой целью прибыл в скит, где жил преподобный. Моисей, узнав об этом, бежал из своей кельи чтобы скрыться, но, проходя по двору монастырскому, встретил на пути этого вельможу, который и спросил у него: «Где келья Моисея?» «На что тебе его?» - ответил Моисей: «Он старец безумный и весьма лживый, и житие ведёт распутное». Так и не открыл себя вельможе преподобный, избегая славы человеческой и унижая пред ним сам себя. Много предпринимал разных подвигов преподобный Паисий Великий, но всякий раз, как только какой-нибудь подвиг его делался известным, он немедленно оставлял его и начинал другой. Ученики его, заметив это, раз спросили: для чего он так делает? Для того, отвечал преподобный, чтобы не повредить делу похвалою, и оставить его не прикосновенным, ибо великий вред – похвала людская. Кто трудится из-за неё, тот не спасётся, ибо он трудиться из-за суетной славы человеческой, которая приносит ему вред. Поэтому и братьям, спрашивавшим у него какая есть высшая добродетель и высший подвиг, он отвечал: Та есть высшая добродетель, которая твориться в тайне».

Как равнодушны мужи которые к похвалам и всегда уклоняются от них, так терпеливы, бывают и к порицаниям, обидам, оскорблениям, причиняемым другими, хотя бы и напрасно, невинно переносили их. Но они терпят эти обиды и оскорбления не потому, что презирают их и бывают, равнодушны к ним, как иногда переносят некоторые оскорбления и люди гордые, чтобы показать презрения к своим оскорблениям. Нет, кроткий переносит их благодушно и терпеливо потому, что считая себя человеком грешным и виновным перед Богом и перед людьми, признаёт себя достойным всяких оскорблений, и считает все их для себя заслуженными. Поэтому не с гордостью и презрением он терпит и переносит эти обиды, но с раскаянием и сокрушением сердечным, скорбя о том, что он заслужил их своими греховными делами если не теми, за которые терпит, невинно, то другими, если не в настоящем, то в прошедшем. Такой человек надеется благодушным перенесением обид и терпением загладить грехи и получить прощение от Бога. Поэтому он и бывает безответен пред своим оскорблением и не питает к нему ни какого зла. Этим кротость в перенесении обид отличается от презрения к обидам, свойственного людям гордым и надменным, которые хотя иногда и не отвечают на обиды, желая выразить тем, своё презрение к обидчикам, но в душе мятутся и злобствуют. Какие бывают эти чувства кроткого, при перенесении обид, мы можем видеть из следующих примеров.



«… по делом тебе, пёс окаянный!»

Когда поставляли преподобного Моисея Мурина в сан священника, то епископ произведши его в первую степень священства, и желая испытать его кротость, выгнал его из алтаря вон, говоря: иди вон, недостойный! Моисей кротко вышел и , ставши на заднем месте храма, стал сам себя порицать и укорять, говоря: «и по делом тебе пёс окаянный! Достоин ли ты, чтобы дерзнуть войти во святыню? Ты не человек, как же ты смеешь идти к людям и стать на ряду со служителями Божиими!» Услышав это, клирики передали слова эти епископу, и епископ, снова призвав его в алтарь и хиротонисал его во пресвитера. После окончания службы спросил: «О чём ты помышлял, когда изгнан был из алтаря и снова возвращён?» Моисей отвечал: «Уподобил себя псу, который изгоняемый бежит, призываемый же снова возвращается, бежа поспешно». «Во истину ты достоин благодати Божией, сказал епископ, ибо смиренным Господь даёт благодать».



Сверх того говорят, будто бы ты еретик.

В одно время к преподобному Агафону пришли иноки с тем, чтобы испытать его кротость и незлобие сердца. «Ты ли авва Агафон?» - спросили они его, как бы пришедшие из далека и не знающие его. «Видите перед собою грешного раба Господня», - отвечал старец. «Носится слух, - сказали иноки – будто ты человек гордый, надменный и не воздержный». «Совершенная правда!» - отвечает праведник. «Мы слышали также, будто бы ты лжец, клеветник, любишь пересуживать других», продолжали иноки. «И это правда» кротко отвечал Агафон. «Сверх того говорят, будто бы ты еретик», присовокупили иноки: «Напрасно, возразил старец, я не еретик». Тогда пришельцы спросили его: «Для чего же прочие пороки ты на себя принимаешь, а от последнего отрицаешься. Перечисленных ранее пороков нельзя и не приписать себе, поелику они естественны человеку, и все мы грешны, отвечал старец; а ересь есть Богоотступничество, чего я, хотя и грешный человек, никак на себя принять не могу и не хочу». И действительно, нет такого оскорбления, такой обиды, которые бы мы, строго припоминая и разбирая свою жизнь, могли признать для себя совершенно незаслуженными.



Преподобный Ефрем Сирин, когда ещё был юношей, был заключён в темницу.

Если мы не виновны в том, в чём нас обвиняют, за что оскорбляют, то имеем множество, других виновностей, за которые достойно нам понести и эти обвинения или оскорбления. Преподобный Ефрем Сирин, когда ещё был юношей, был обвинён в краже овец у пастухов, которых растерзали волки. Так как не возможно было ему доказать свою невинность, то он был заключён в темницу. Вместе с ним содержались два человека, которые так же, как и он, были осуждены несправедливо, и все они сильно роптали на свою участь, негодуя на неправедных судей и на не заслуженность наказания. Но в одну ночь Ефрем услышал во сне голос, говоривший ему: «Будь благочестив и кроток, и уразумеешь помысл Божий. Перебери все свои дела и мысли и поймёшь, что если ты теперь и безвинно наказан, то заслужил наказание прежними поступками». Проснувшись и поражённый этими словами, он стал припоминать все свои дела, и нашёл, что действительно был достоин наказания. Он рассказал свой сон товарищам, и они, подумав немного, так же согласились, что за несколько времени пред этим они действительно совершили преступления подобные тем, за которые теперь безвинно были осуждены, и которые тогда остались не наказанными. С этого времени стали они переносить несправедливость терпеливее и благодушнее. Потому-то истинно кроткий и смиренный все обиды, огорчения и оскорбления, причиняемые ему другим, переносит всегда безропотно, без озлобления, без ожесточения, а с действительным сокрушением в сердце, признавая себя достойным этих оскорблений, если не по настоящим действительным провинностям, то по другим своим грехам, и терпит с радостью, что он может своими терпением хотябы несколько загладить их перед Богом.



«Простите меня отцы святии, грешен есть. Более же ныне радуюсь о том, что я пострадал неповинно».

Раз в одной Египетской киновии ночью похищены были священные сосуды из храма. В краже этой братья обвинила своего же инока, преподобного Дулу страстотерпца, потому только, что он, за некоторую болезнью телесною, не пришёл в этот день в церковь на утреннее правило, между тем, как прежде всегда приходил первый. Привели его на соборный суд к старцам. Сначала преподобный оправдывался и говорил, что он невиновен во взводимом на него обвинении. Но явились многочисленные клеветники из братии, которые стали взводить на него разные другие обвинения. Один говорил: «Я видел его тайно ядущим братские овощи». Другой говорил, что видел его крадущим хлеб и сбывающим его из монастыря. Третий – что видел его пиющим тайно монастырское вино. Слыша все эти обвинения, и видя, что его оправданим не верят, преподобный перестал оправдываться и на все вопросы своих судей отвечал молчанием, смиренно повторяя только одно: «Простите меня отцы святии, грешен есть». Его признали виновным, лишили иноческого чина и отослали к гражданскому судье, который подверг его ужасным пыткам и истязаниям, чтобы выпытать, куда он скрыл похищенные сосуды. Тогда, видя его жестокие мучения и страдания, действительный похититель сосудов сжалился над ним, пришёл в раскаяние и, явившись к настоятелю обители, сознался в своей вине. Измученного Дулу преподобного тотчас же освободили, и раскаявшаяся братия стала у него просить прощения. Он же плача сказал братии: «Простите меня отцы и братия, великое вам воздаю благодарение, что ради кратковременных страданий, которые вы мне причинили, я избавлюсь вечных мук и сподоблюсь милосердием Божиим великих благ. Я и всегда радовался, слыша ваши укоризны и поношения себе, надеясь тем избавиться великого о грехах своих стыда, когда придёт Господь во славе своей, откроет тайные дела и объявит сердечные намерения. Более же ныне радуюсь о том, что я пострадал неповинно».



… научитесь от Мене, яко кроток есть и смерен сердцем.

Высока, братия, добродетель кротости, ибо она являет в нас нашу доброту и незлобие сердца, покорность Богу и преданность Его воле и провидению, почему и приятна Ему. Все существа добрые суть существа кроткие, ибо кротость есть незлобие, а добрый не может быть злобным. Кротки на небесах ангелы Божии, ибо они служат Богу и покорны Ему; и сам сатана, доколе был кроток и не возгордился, был существо доброе, находился в числе ангелов. И сам Господь наш Иисус Христос, не смотря на то, что был безгрешен и Бог, был кроток, как Сам о себе говорит: «Научитесь от Мене, яко кроток есть и смирен сердцем». Должны быть кроткими. Поэтому и мы, незлобивыми, не завистливыми, не ненавистниками, не гордыми, не тщеславными, но снисходительными, терпеливыми, покорными воле Божией, чтобы служить Ему в простоте и незлобии сердца терпением, очистить свою душу от грехов, смирением приближаться к Нему и чрез то наследовать царствие небесное.



Что значит обетование Господа, что кроткие наследят землю? Кротость есть сильнейшее орудие против врагов и средство к достижению мира. Кротким, обещает Господь, наследование или обладание землёю: блажены кротцыи, яко тии наследят землю. Что же значит это обещание? Когда и как оно исполняется?

… кроткому, незлобивому и терпеливому человеку всегда и везде живётся спокойнее…



Исполняется оно частью и здесь на земле. Сама церковь Христова, как общество людей кротких и мирных верующих во Христа, как духовное царство любви и мира, победила мир кротостью и терпение и распространилась по всей земле. Кротостью и терпением она победила своих первых жесточайших врагов – язычников, жестоко гнавших её, мучивших и терзавших невинных христиан, терпеливо и кротко переносивших их мучения. Кротостью и смирением первенствующие христиане привлекли и расположили к себе этих своих гонителей, обратили их к вере Христовой и приобщили к своему духовному царству – Церкви Божией. Кротость, таким образом, восторжествовала над жестокостью и злобою гонителей, и кроткие христиане мало помалу распространились по всей земле, сделавшись её обладателями.

Если у нас нет врагов внешних, открыто нападающих на нас, то у каждого есть враги внутренние – наши страсти. И с этими врагами всегда борется успешнее, живёт мирнее и спокойнее тот , кто умеет вражде противопоставить кротость и смирение. В жизни и сношениях с людьми неприятностей, обид, оскорблений и вражды не избежит никто, но кто, имея добрую незлобивую душу и кроткий уступчивый нрав, умеет благодушно переносить всё это, тот живёт спокойнее. Поэтому кроткому, смиренному, незлобивому и терпеливому человеку всегда и везде живётся спокойнее, нежели людям сварливым и злобным. Кто не хочет переносить никаких неприятностей и даже неприятностей и даже малейшего огорчения от других людей, тот и в хорошем обществе, в среде добрых людей никогда не уживается; а кто благодушен и готов переносить всякие неприятности, тому спокойнее живётся в обществе людей не всегда миролюбивых и даже злых.
Терпение!»

Жил некоторый инок в одном монастыре и он был любим пятью старцами, которые обходились с ним хорошо. Но не понравился он здесь одному старцу, который и стал оскорблять его разным образом. Инок не вытерпел оскорблений этого старца и, оставив обитель, удалился в другую обитель. Здесь восемь старцев полюбили его и обходились с ним дружески, любезно, но за то два старца ненавидели его. Из-за этих двух старцев, инок оставил и эту обитель и ушёл в третью. Но там семь только братьев оказывали ему некоторое расположение, а пятеро посмотрели на него с презрением и относились к нему недоброжелательно. Инок опять решился оставить и эту обитель и искать себе нового убежища. Но на пути он стал размышлять о своём злосчастии и ужасался, думая: а что если с ним везде будет случаться тоже самое и в других местах. Стал он придумывать средство, как бы ему ужиться на одном месте, и после долгого раздумья вдруг воскликнул: «Терпение!». Обрадовавшись, что он нашёл такое средство, он взял свиток бумаги и написал «Терпи!». Потом вошёл в первый попавшийся ему монастырь, где и поселился. Не смотря на то, что здесь иногда приходилось ему терпеть огорчения и обиды, не только от одного или двух, но и от всей братьи, он следуя данному обету, никогда даже в мыслях не покушался переменить обитель. Провёл же в ней всю свою остальную жизнь, гораздо спокойнее, нежели когда переменял места.



… самое сильное оружие в руках христианина.

Муж кроткий и смиренный сам никого не обидит, не оскорбит, но всегда бывает пред всеми покорен, уступчив, ко всем снисходителен, потому везде и уживается. Как человек безобидный, он всегда меньше вызывает вражды и к себе, меньше получает обид и оскорблений, меньше имеет врагов и обидчиков и мирно владеет свои достоянием. Если же иногда и у него являются враги, то он побеждает их своим незлобием и терпением. А это – самое сильное оружие в руках христианина для победы над всякою враждою и злобою, ненавистью, завистью, клеветою, обидами, оскорблениями, притеснениями для достижения мира внутреннего. Всякое другое мирское орудие, к которому прибегают люди для защиты и обороны от врагов, всегда встречает равное себе или сильнейшее в руках противника. Но против незлобия, которыми вооружается кротость, нет другого равного ему или побеждающего его оружия в руках врага. Оно укрощает гнев, поглощает злобу, приводит врага или противника в стыд и раскаяние, нередко даже размягчает, и умиляет сердца самых чёрствых и жестоких людей, покоряет их себе, преклоняет пред собою и приводит их к исправлению и обращению на путь добра и правды. А через это, кротость всегда достигает победы и мира. Люди кроткие всегда благодушествуют и живут мирно. Желаете ли знать всему этому примеры? Посмотрите, как кротость побеждает злословие и клевету, добровольно подчиняясь им и благодушно всё перенося.



… сделавшись беременною, оклеветала святого.

Когда преподобный Макарий Египетский в безмолвии, посте и уединенной молитве совершал свои подвиги в пустыне, то одна девица близ лежащего к пустыне селения, сделавшись беременною, оклеветала святого, как виновника своего греха. Жители этого селения возненавидели святого, стали поносить его, оскорблять, и подвергли даже побоям. Но преподобный кротко и без ропота переносил эти оскорбления, не стал даже оправдываться в своей невинности и благодушно принял на себя даже обязательства кормить эту девицу. Промысл Божий, однако же, вскоре открыл его невинность. Настало время родить несчастной девице, но она подверглась страшным мукам при родах. Она не могла разрешиться от бремени, пока пред всеми не объявила о невинности Макария и не выдала истинного виновника своего греха. Тогда жители селения, вспоминая свои обиды и оскорблении святому, пришли в раскаяние и сожаление и собрались идти к нему просить прощения. Но преподобный, узнав об этом и избегая славы человеческой, скрылся в другую дальнейшую пустыню.



… как кротость и смирение погашает вражду.

Посмотрите затем, как кротость и смирение погашает вражду, пресекает зависть, ненависть, злобу и из врагов делает друзей и доброжелателей, водворяя мир. Жил в Египте, в пустыне, некоторый старец, великий подвижник, которого все окрестные жители высоко чтили и приходили к нему просить благословения и духовных советов. И вот, когда он пользовался такою общею славою и привлекал к себе народ, в это самое время пришёл в Египет преподобный Пимен великий и, поселившись в той же самой пустыне, основал для себя обитель. Слава преподобного стала привлекать к нему народ, и большая часть людей, обращавшихся прежде к старцу за советом и благословением, теперь оставили его и стали приходить к преподобному Пимену, так что келия его была постоянно полна народом, тогда как келия старца-пустынника совсем опустела. Разгневался тогда старец на преподобного. Стал завидовать ему и питать к нему вражду, говоря о нём злые слова. Услышав об этом, преподобный Пимен опечалился, стал, душою о старце, и сказал своей братии: « Что нам делать с этими легкомысленными людьми, которые, оставив святого мужа, приходят к нам – ничего не значащим? Чем уврачуем гнев великого отца? Приготовим пищу, возьмём с собою немного вина, отнесём и вкусим вместе с ним, быть может, этим размягчим и умилостивим его душу». Так они и сделали, сварили пищи, достали немного вина и подойдя к келии удручённого горестью старца, постучались в дверь. «Кто там?» спросил ученик пустынника. «Скажи твоему авве, отвечал преподобный, что Пимен с братиею пришли принять от него благословение». Услышав имя Пимена. Старец воспылал гневом и велел ученику сказать пришедшим: «У меня нети времени видеть вас, уйдите отсюда!» Но Пимен с братиею на это кротко ответили: «Не отойдём мы отсюда, пока не сподобимся принять благословение у святого мужа», и палимые зноем, они продолжали стоять у дверей келии. Наконец старец, видя смирение и терпение пришедших, умилился душою, отверз им двери, принял их с братским лобзанием и беседовал с любовью. «Простите, не только справедливо всё то, что до сего времени я слышал о вас, сказал им пустынник в заключении беседы, но вижу в вас и стократ более добрых дел, чем сколько слышал», и с этого времени сделался любезным другом и собеседником святого.



… нам не следует убивать никого.

Кто не знает, наконец, как кротость размягчает и умиляет сердца самых жестоких обидчиков, злодеев и мучителей, обезоруживает их гнев и злобу и приводит в раскаяние и исправление? В одно время на преподобного Моисея Мурина напали ночью в его келии четыре разбойника. Преподобный, так как был сильнее их, одолел их, связал и, возложив на плечи, как бремя, принёс в монастырь, сказав братии: «Вот эти люди напали на меня, я их связал, но мне не подобает обижать никого, что повелите с ними делать?» «Отпусти их, отвечал игумен, нам не следует убивать никого». Разбойники так были тронуты этою кроткою снисходительностью, что умилились сердцем, раскаялись в своих делах и, оставили разбой, поступили в иноки и сделались людьми добродетельными и подвижниками. Но это торжество кротости и терпения над злобою и ожесточением врагов особенно ярко сияло и сияет во время гонений на христиан ха веру. В истории этих гонений мы видим бесчисленные примеры того, как кротость, незлобие и терпение мучеников смягчает злобу мучителей, умиляли их души, покоряли их сердца и обращали к Христовой вере.



Итак, что нужно, чтобы достигать мира и жить в спокойствии и мире?

Кротостью и незлобием христианину должно побеждать врагов и погашать злобу, чтобы достигать мира и жить в спокойствии и мире. Злоба порождает только злобу, и чем больше мы отвечаем злом на зло, оскорблением на оскорбление, тем больше злоба с обеих сторон только усиливается и ожесточается, возмущая мир и лишая обоих их спокойствия. Такие люди взаимно друг от друга оскорбляют: если друг друга угрызаете и съедаете, говорит апостол, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом (Галл.5.15). А кроткие, незлобивые и смиренные сердцем, уклоняясь от всякой вражды и побеждая её одним терпением, хранят мир и наследуют землю. Ибо они не привязаны бывают к этому наследию земному, зная, что их истинное отчество на небе. Поэтому таковые добровольно уступают во всем место другим, не ищут в судах своих прав, когда кто нарушает законы человеческие. Они не сопротивляются, когда кто посягает на их собственность, не враждуют, не мстят за обиды. Но всё терпеливо переносят, храня мир в ожидании себе наследия вечного на небесах, по слову писания: «Верую видеть благая Господня на земли живых»(Пс.26.13).



О том, что значит евангельская заповедь не противиться злу и обидам, и не противно ли этой заповеди защищать ближних?

Приходится, братия, нередко выслушивать относительно терпеливого перенесения обид возражение такого рода, что если Спаситель заповедал нам быть кроткими, незлобивыми, терпеливыми не только никого не обижать, но и с охотой переносить обиды, то не погрешаем ли мы, защищая от обид своих близких? Ибо, защищая их и предотвращая от обиды, мы этим самым как бы лишаем их возможности исполнять евангельскую заповедь о терпении, и отнимаем у них средство к достижению Блаженства. Не поступаем ли мы, наконец, противно духу евангельской кротости и терпения, когда ведём войны с неприятелями, защищаем отчество от врагов. Есть люди, которые не понимают духа христианской веры, предлагают не противиться злу, которые доказывают, что не следует, как самому защищаться от обид, так и защищать других (сектанты, иноверцы).

Скажем вам, прежде всего, что вопрос этот вовсе не христианский инее христианами он придуман, а придуман врагами христианства.



… бьющим в ланиту (по лицу) обращать другую, вы же поступаете не так…

Ещё слишком за тысячу лет назад, когда святый философ Константин, просветитель славян, посланный греческим Императором к сарацинам для прения о вере, пришёл в столицу их, то неверные, в числе других вопросов и возражений против христианской веры, предложили ему следующее: « Христос есть Бог ваш, сказали они, почему же вы не поступаете так, как он повелевает вам? Он заповедал вам молиться за врагов, добро творить ненавидящим и гонящим вас, бьющим в ланиту (по лицу) обращать другую, вы же поступаете не так: если кто обидит вас, вы изощряете меч, выходите на войну, убиваете. Почему же вы так делаете?»

Что же ответил им на это святый философ?

Выслушав их возражения, он спросил у них: «если в каком-нибудь законе будут написаны две заповеди, то который человек будет более совершенным исполнителем закона: тот ли, который исполняет одну, или тот кто исполняет обе заповеди? Тот вернее служит Богу, который исполняет обе заповеди», отвечали агаряне. «Правильно вы рассудили, продолжал святый философ. Итак, теперь рассудите сами: истинно, что Христос повелел нам молиться за обижающих нас и благотворить им. Но Он же сказал так же нам, что большей любви никто из нас явить в этой жизни не может, как если кто положит душу свою за друзей своих. Итак, свою обиду терпит каждый из нас, когда она причиняется нам, как людям частным. Но в обществе мы друг друга защищаем, жертвуем своею жизнью, чтобы вы, пленив наших сограждан вместе с телом, не пленили и их души, принудив их к отречению от веры и богопротивным действиям. Ведь вы, если покорите, какую-нибудь землю, то всех принуждаете принимать вашу веру и лишаете небесного царствия. Так лучше нам предавать телесной смерти некоторых из ваших воинов, чем, если многие из наших братьев по вере умрут чрез вас духовною смертью». Итак, наши христолюбивые воины, защищая отечество от врагов, защищают не только временную жизнь своих ближних- соотечественников, выражая и этим высокую евангельскую любовь к своим ближним, но защищают и их вечную жизнь, их спасение. Ибо, защищая отечество, они охраняют святую церковь православную, в которой мы спасаемся. Охраняют святую веру православную, чрез которую мы получаема спасение, и которая с падением и разрушением отечества от врагов неминуемо колеблется и подвергается насилию. Потому-то и святая церковь своих воинов, положивших живот свой на поле брани, причисляет к сонму мучеников, за веру и отечество убиенных, и называет их Христолюбивыми.



… различие между обидою частною… и обидою общественною.

Итак, есть братья, большое различие между обидою частною, причиняемою отдельному человеку, и обидою общественною, причиняемою целому обществу. Частные, свои личные обиды мы должны терпеть по заповеди евангельской, должны принимать и переносить их кротко, незлобиво, терпеливо, чтобы чрез терпение спасти свои души. Но когда обида наносится целому обществу – государству, отечеству, к которому мы принадлежим, тогда мы обязаны защищать своё общество от этой обиды по заповеди Христа о любви к ближним: «Нет больше той любви, как если, кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн.15.13). Эта заповедь повелевает душу свою полагать за друзей своих, потому, что в христианском обществе хранятся драгоценнейшие залоги и средства нашего спасения – святая Церковь и святая вера, без которых нам невозможно спастись, если одолеет враг, всегда силящийся ниспровергнуть их.



Может быть, мы не должны защищать своих ближних от обид, наносимых своими же ближними. Этим мы представим им средство и случай к терпению. Может быть, мы погрешаем, совею защитою лишая их этой добродетели – терпения?

Есть братия, также большое различие между обидою, причиняемою нам самим, и обидою, наносимою ближнему, и иначе должно относиться к своей личной обиде, иначе к обиде ближнего. Свою обиду может каждый из нас терпеть. Но если мы, видя брата обижаемого и просящего защиты, откажемся защитить его, хотя бы с такою, по-видимому. Благовидною мыслью, чтобы доставить ему, случай к терпению, то мы эти поступком выразим не христианские чувства и обнаружим отсутствие любви к ближнему, холодность. Таким образом сделаемся сами, как бы участниками этой обиды, наравне с самим обидчиком – врагом: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Лук. 11.23), говорит Спаситель. Отказываться от защиты своего ближнего, чтобы доставить ему, случай к терпению, мы этим самым выразили бы желание, чтобы ему нанесена была эта обида, а это желание вовсе не христианское и свойственно врагу, а не доброжелателю, почему и делает желающего соумышленником и соучастником этой обиды, неправды или оскорбления. Желающий, чтобы воры обокрали его ближнего и видящий совершение этого воровства, но не воспрепятствовавший ему, потому что он желал, чтобы кража была совершена, есть враг своего ближнего и соучастник воровства. Так же, если мы видим обиду, наносимую нашему ближнему инее хотим защищать его, а в тайне сердца наоборот желаем, чтобы причинена была ему эта обида, тогда мы делаемся соучастниками обиды и врагами своего ближнего.



Но как же нам исполнять эту заповедь Спасителя о терпении и кротости, если не будет обид? Кто же и от кого будет терпеть, если все мы будем всех охранять и защищать от обид?

Спаситель заповедал нам также строгое воздержание, пост и прочие добродетели. Что же, ужели должны мы насильственно отнимать у ближнего все, что считаем для него излишним тиз имущества, чтобы принудить его к воздержанию? Ужели не должны подавать милостыни нищему, чтобы заставить его поститься? В деле спасения и исполнения христианских добродетелей и евангельских заповедей важна добрая воля каждого, а не принуждение. Иной желает терпеть обиды, иной нет. Кто может, тот терпит без принуждения, сам охотно подчиняется обиде и не требует чужой помощи.



«Вы забыли в келии вот этот мешочек!»

В одно время преподобный Макарий застал воров, обкрадывающих его келию, и сам стал помогать им, укладывать свои вещи на осла. В другой раз, у одного старца, воры обобрали всё, что было в его келии, и старец равнодушно смотрел на это. Когда же воры удалились, то старец вспомнил, что у него был мешочек с деньгами, незадолго пред тем принесенный ему одним боголюбцем. Старец достал этот мешочек и побежал догонять воров, крича: «Вы забыли в келии вот этот мешочек!» Здесь мы видим терпение и нестяжательность добровольные. А кто не желает терпеть, тот хотя и будет переносить обиды и оскорбления по необходимости, но с ропотом с озлоблением, а потому и терпение его будет бесплотно.



Наставления.

Во всех этих примерах вы, братия, видите, что побеждает злобу и исправляет порок любовь, облечения в кротость и смирения, выраженная кротким, сострадательным словом, или участливыми слезами.

«Отойди прочь с отрекшимися от Бога, я не хочу говорить!»

А вот пример благоразумной строгости для вразумления заблуждающихся, хотя и преисполненный той же кроткой любви. И строгость не сварливая, не злоречивая, но исполненная любви и участия, всегда может приносить добрые плоды особенно в жизни семейной и домашней. Однажды один из учеников преподобного Паисия Великого, отлучившись из обители, встретил на пути еврея, который, вступив с ним в разговор, стал хулить Христа и говорил, что Иисус Христос был человек и что Моисей ещё не приходил. Ученик, выслушав еврея, отвечал равнодушно: «Может быть и так». Возвратившись к преподобному, он заметил, что преподобный обращается см ним не так как прежде, а отворачивается от него и не говорит с ним. Это огорчило его, и он спросил: «Почему, отец святый, ты отворачиваешься от ученика своего и презираешь его?» «Я не знаю тебя, мой ученик был христианин и имел на себе крещение благодати, если же ты тот самый, то почему благодать Божия оставила тебя, и образ христианина отнят от тебя? Разве что случилось с тобою, расскажи!» «Я ничего не сделал, отвечал ученик, прости меня, отец святый». Но преподобный не смягчил своего гнева и сказал: «Отойди прочь с отрекшимися от Бога, я не хочу говорить!» Ученик горько заплакал и стал снова уверять, что он ничего не сделал. «С кем говорил ты на пути?» - спросил преподобный Паисий: «С одним евреем». «Что же он сказа тебе, и что ты ему отвечал?» «Он сказал мне: тот, кого вы почитаете Христом, не есть Христос, а Христос ещё должен прийти; а я отвечал ему: может быть и так». Тогда отец воскликнул: «Что же может быть хуже слов твоих, которыми ты отрёкся от Христа и святого крещения? Уйди от меня, и плачь о грехе своём!» Ученик тут понял, как он тяжко согрешил. Он пал на колена и со слезами просил у старца, чтобы он простил ему и помолился Богу о его прощении. По молитве старца Господь в видении открыл ему, что Он прощает грех отрекшемуся. Видите, братия, что только любовь кроткая и сострадательная, а иногда и строгая может исправлять других, а не гнев и раздражение, всегда выражаемые браными язвительными и укоризненными словами. Поэтому надобно сдерживать свой гнев, который правды БОжией не творит, надолго обуздывать свой язык от бранных слов, которые никому не приносят пользы, а только вред. Надобно тщательно заботиться и наблюдать за собою, тчобы никакое гнилое слово не исходило из уст твоих, потому что за каждое слово праздное воздадим мы ответ в день судный. И если и впадёт человек в некое прегрешение, то такового должно исправлять в духе кротости.
avatar
Admin
Admin

Сообщения : 1181
Дата регистрации : 2011-02-01

Посмотреть профиль http://celitel.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Заповеди блаженства

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения